Точка с запятой: вернется ли смертная казнь в Россию?

Результаты опросов показывают, что около 70% респондентов готовы проголосовать за возвращение «вышки» для отдельных категорий преступлений. «Сфера» выясняла, почему специалистам сложно представить, как будет выглядеть процедура возвращения смертной казни, насколько стабильна ситуация с мораторием сейчас и как на аргументы сторонников высшей меры смотрят юристы.
Время прочтения: 16 минут

Аритмия дискуссии о смертной казни

В ноябре 2019 года фонд «Общественное мнение» провел опрос о возвращении смертной казни. Результаты показали, что большинство россиян (69%) поддержали такое наказание за сексуальные преступления против несовершеннолетних, больше 50% опрошенных поддержали смертные приговоры за убийство, терроризм и изнасилование. Голосование в официальной группе Государственной думы «ВКонтакте» продемонстрировало сопоставимые результаты – за смертный приговор для убийц детей и педофилов выступили 78% респондентов. Оба опроса проводили в течение нескольких первых недель после убийства школьницы в Саратове. Адвокат бюро «Зутиков, Горгадзе и партнеры», член Совета по правам человека при Президенте Российской Федерации Шота Горгадзе считает, что эти данные не репрезентативны, а проводить опросы на таком эмоциональном фоне было несколько некорректно.  

«Общество было готово практически единогласно проголосовать, если бы такая возможность была, за отмену моратория. Но пройдет месяц, два, три, пять, и настроение станет более спокойным, не будет такой острой боли, которая была в момент этой трагедии. Поэтому я считаю, что все опросы и социологические исследования никогда не должны проводиться на эмоциональном фоне», – отмечает Шота Горгадзе.

Решение – отменять мораторий или нет – необходимо принимать на холодную голову, уверен адвокат. По мнению председателя комиссии по защите прав участников уголовного судопроизводства Ассоциации юристов России и старшего партнера адвокатского бюро «ЗКС» Андрея Гривцова, такая возможность у общественности будет, тем более что в России традиционно много говорят о необходимости возрождения смертной казни, и нынешняя тенденция, по его словам, не связана с всплеском преступности (ежегодно статистика показывает снижение количества зарегистрированных преступлений против личности и общественной безопасности).

«Скорее это обусловлено ментальностью: вечные разговоры о твердой руке, суровом наказании для всех виновных и, одновременно с этим, рассуждения о несправедливости власти и правосудия. Стране остро необходимо справедливое правосудие, причем справедливое для всех – и для потерпевших, и для обвиняемых. Как только оно появится, градус общественного запроса на жестокость наказания должен снизиться. Что касается изменений в законодательстве, то, на мой взгляд, вопрос полной отмены такого наказания, как смертная казнь, давно назрел, и пришла необходимость сделать соответствующие изменения в УК РФ», – отмечает адвокат Андрей Гривцов.

Новое широкое обсуждение моратория может привести к обратному – возвращению смертной казни. «Возможным это делает в первую очередь общественное мнение и представления граждан о том, что смертная казнь должна сохраняться как вид наказания. Вслед за позицией общества формируется и мнение депутатского корпуса, то есть тех, кто принимает законы. Собственно, депутаты и отказываются ратифицировать Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод», – объясняет декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов.

Приоткрытая дверь, оставленная Конституционным судом

Сегодня помимо подписанного, но не ратифицированного Протокола N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, невозможность вынесения смертных приговоров в судах России закрепили два решения Конституционного суда. Первое было вынесено 2 февраля 1999 года. В нем КС разъяснил, что, поскольку основной закон РФ гарантирует каждому рассмотрение дела судом присяжных (такие суды на тот момент, 20 лет назад, не были созданы во всех субъектах РФ), то до тех пор, пока это условие не будет соблюдено и не будет обеспечено равенство граждан в части этой конституционной гарантии, выносить смертные приговоры нельзя. После этого был принят новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ, который предусмотрел поэтапное появление судов присяжных во всех регионах России, рассказывает декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов. Последним регионом, где с 1 января 2010 года должны были появиться суды присяжных, стала Чеченская республика.

«За несколько месяцев до этого Верховный Суд обратился в Конституционный суд с просьбой истолковать постановление 1999 года, и КС вынес определение, некоторые аргументы которого, по мнению многих, очень уязвимы для критики. Например, утверждение о том, что Россия подписала Протокол N 6 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод об отмене смертной казни, и хотя его не ратифицировали, по Венской конвенции [о праве международных договоров] государство должно воздерживаться от любых действий, которые шли бы вразрез с подписанным документом (он пока не приобрел юридическую силу). Второй аргумент был основан в каком-то смысле на буквальном толковании части 2 статьи 20 Конституции РФ, где сказано, что смертная казнь применяется в исключительных случаях «впредь до ее отмены». Поскольку эта мера наказания по факту уже много лет не применялась, написал Конституционный суд, значит, она по факту отменена, и возвращение ее будет противоречить Конституции РФ. В этом истолковании основной закон России может допустить смертную казнь, только если ее предусмотрят в порядке пересмотра Конституции – с созывом Конституционного собрания и прочими процедурами», – объясняет Сергей Белов.

Удалась ли перезагрузка суда присяжных?

Вместе тем два решения и разъяснения КС, как отмечает специалист, оставили место для маневра по возвращению высшей меры наказания. «Конституционный суд, не признав в принципе саму возможность принять вынесение смертных приговоров в противоречие 20 статье Конституции, оставил, в каком-то смысле, дверь приоткрытой. Он не сделал окончательного и решительного вывода, что смертная казнь сама по себе нарушает право на жизнь», – отмечает юрист.

Крайняя мера и аргумент в 99%

Доля осужденных на пожизненное заключение, по словам начальника Управления исполнения приговоров и специального учета ФСИН России Игоря Вединяпина, составляет чуть более 2000 человек, они содержатся в семи исправительных колониях. Эти данные он озвучил в интервью ТАСС весной 2018 года. Всего, по данным статистики ФСИН, на 1 января 2020 года отбывает наказание в исправительных колониях около 500 тысяч россиян. Налоги, которые идут в том числе на содержание этих осужденных, являются очередным аргументом, который приводят сторонник отмены моратория.

«Но мы живем не в Средневековье, когда самым простым решением была виселица или отрубание рук за воровство – это почти ничего не стоит. У нас правовое государство, цивилизованное. Если на 10 осужденных будет один невинно осужденный, и он будет казнен, потому что часть общества считает, что нецелесообразно держать его в тюрьме и кормить – это будет трагедия. Раз пока не можем полностью исключить судебную ошибку, конечно, мы не должны возвращаться в Средневековье и мыслить категориями – выгодно обществу кормить человека или невыгодно», – уверен адвокат.

В России 99% вынесенных приговоров – обвинительные, и, по мнению противников возвращения смертной казни, это весомый аргумент, усиливающий их позицию. Декан юридического факультета СПбГУ Сергей Белов, однако, отмечает, что этот довод не из области права – его скорее можно отнести к области уголовной политики.

«Думаю, что подобная статистика и вообще уровень справедливости в российском судопроизводстве являются одним из главных козырей в аргументации противников возрождения смертной казни. Цена судебной ошибки и несправедливости будет в случае отмены моратория просто фатальной, и этого просто-напросто нельзя допустить», – отметил старший партнер адвокатского бюро «ЗКС» Андрей Гривцов.

Согласно статье 244 УПК РФ, в России действует равенство прав сторон обвинения и защиты в ходе процесса, а также декларативно заявлена презумпция невиновности. На практике адвокаты отмечают, что зачастую сталкиваются с ситуациями, когда норма, прописанная в законе, не работает.

«Мы видим, как прощаются ошибки следствия, как при неполной доказанности вины, несмотря ни на что, выносится обвинительный приговор. Я сталкивался с ситуацией, когда судья, понимая, что выносить обвинительный приговор в той или иной ситуации будет нарушением закона, ограничивался условным сроком. Таким образом, подменяется оправдательный приговор: человека просто не сажают, однако его биография все равно испорчена, и приговор так или иначе обвинительный. Когда у нас судьи не будут бояться оправдывать людей, когда процент оправдательных приговоров будет достаточно серьезен и высок, тогда можно говорить о снятии моратория на смертную казнь», – объясняет адвокат Шота Горгадзе.

Оспаривают защитники также тезис о том, что смертная казнь способна снизить криминогенность. Шота Горгадзе подчеркивает: для тех, кто совершает преступление, самым главным устрашающим или сдерживающим фактором должен быть не смертный приговор, а неотвратимость наказания: пожизненный срок сейчас не останавливает тех, кто совершает особо тяжкие преступления, как и высшая мера четверть века назад. Вместо дискуссии о «вышке», защитник предлагает заняться превентивными мерами, отмечая, что сегодня правоохранительные органы, заточенные на раскрытие уже совершенных преступлений, не дорабатывают на стадии профилактики.

Вне зоны доступа: 12% адвокатов сталкиваются с препятствиями при визитах к клиентам в СИЗО

Среди первых позиций в списке мер, действительно способных снизить количество преступлений, по мнению Андрея Гривцова, также должны быть уход от статистики к качеству работы, введение новых технологий в оперативно-розыскную деятельность, помимо справедливого и равного суда, одинаково нейтрального по отношению к правоохранителям и представителям стороны защиты.

Мораторий – лишь право на отсрочку

Мораторий позволяет России откладывать окончательное решение вопроса о смертной казни на неопределенный срок. Однако, по мнению Сергея Белова, такое положение дел нельзя назвать стабильным. Свидетельствует об этом сам факт обращения Верховного Суда в Конституционный суд с просьбой разъяснить решение КС от 1999 года, считает специалист.

Если отменить мораторий? Снятие запрета на высшую меру потребует созыва Конституционного собрания, закон о порядке формирования и работы которого еще не принят, подчеркивает декан юридического факультета СПбГУ (существует только законопроект). Поэтому вопрос, как конкретно будет выглядеть процедура пересмотра любых конституционных положений из глав 1, 2 и 9, – остается без ответа. При этом вносить изменения в уголовным законодательством не потребуется.

«Кодекс было принят в тот момент, когда еще обязательство об отмене смертной казни не начало действовать (в 1996 году) и вступил в силу с 1 января 1997 года. Он предусматривает в качестве одного из видов наказания смертную казнь и перечень преступлений, за которые предусмотрен такой вид наказания», – отмечает Сергей Белов.

Юрист уверен, что в случае возвращения смертной казни, пересмотр срока на апелляцию и кассацию также не потребуется. Аналогичного мнения придерживается адвокат Шота Горгадзе. По его словам, справедливость или несправедливость судебного рассмотрения никак не зависят от сроков, которые даны на подачу соответствующих жалоб. Защитника больше волнуют и сейчас, и в случае, если сторонники смертной казни одержат верх, объективность суда. По словам адвоката Андрея Гривцова, психологически принимать  решения по конкретным делам судьям будет, конечно, трудно, но им или придется справляться с этим, или увольняться. Других глобальных изменений, при таком развитии событий, он не предвидит.

«Суд в настоящее время функционирует по принципу: в законе написана санкция, и ее, в случае наличия общественного и властного запроса, применяют. Например, есть составы о тяжких преступлениях, по которым лишение свободы практически не применяется, а есть составы с формально аналогичной санкцией, по которым применяется только лишение свободы. Поэтому, если судьи почувствуют общественный и властный запрос на необходимость применения смертной казни, то они будут ее применять», – делает вывод Андрей Гривцов.

Отмена моратория ставит еще один вопрос — как это скажется на позиции России в Совете Европы, на отношения с западными партнерами и на те договоры, которые страна уже подписала. По словам Сергея Белова – никакой проблемы в этом отношении нет. Более того, он уверен, было бы сильным обобщением утверждать, что сложившееся международно-правовое регулирование требует полной отмены смертной казни.

«Есть европейский правопорядок, Совет Европы, Конвенция о защите прав человека и основных свобод, и существует консенсус между странами Европы, которые считают, что смертная казнь несовместима с правом на жизнь. Эта тенденция возникла не вчера, она сформировалась после Второй мировой войны. В общемировых масштабах никаких документов относительно отмены смертной казни не принималось, и, учитывая, что два самых экономически мощных государства в мире (США и Китай) сохраняют смертную казнь, говорить о том, что в глобальном международном праве получат какие-то толкования нормы о защите права на жизнь так, чтобы исключалась смертная казнь, мне кажется, нет оснований», – считает юрист.

Адвокат Шота Горгадзе, в свою очередь, сомневается, что положение России в Совете Европы может ухудшиться из-за отмены моратория, и отмечает – если страна и примет окончательное решение по этому вопросу, то одно должно быть основано исключительно на внутренних предпосылках и факторах.

Если отменить смертную казнь? Процесс по окончательной отмене смертной казни потребовал бы, помимо изменений в УК, внести поправку и в часть 2 статьи 20 Конституции РФ, отмечает Сергей Белов. Например, вместо формулировки «смертная казнь впредь до ее отмены <…>», если Конституцию пересмотрят, может появиться более лаконичное «смертная казнь запрещается».

«Это будет решение аналогичное тому, как если бы Россия ратифицировала 6 Протокол Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, который подписала еще в 1996 году», – считает Сергей Белов.

Профессиональное выгорание юриста. Психологический анализ 

Споры вокруг высшей меры продолжаются больше 20 лет, и резонансные преступления становятся поводом для общественности заговорить о необходимости провести референдум по этому вопросу. Однако за период действия моратория до конкретных шагов в этом направлении дело так и не дошло. Запрос на реформу системы правосудия, на расширение профилактики преступлений и объемный список других – не крайних – мер говорят о том, что возвращения смертной казни пока ждать не стоит.

Рекомендуем

Статья

Важное о судимости: что нужно знать человеку, который попал под статью

Привлечение к уголовной ответственности не всегда связано с тюремным заключением, но в любом случае влечет ограничение прав, в том числе трудовых. Некоторые должности будут недоступны человеку с судимостью. Причем в 2023 году список их увеличится.

Статья

Не вешайте лапшу на уши: Fake news в России возьмут под контроль

Сервис для проверки недостоверных новостей создадут в России. Об этом и других методах «фильтрации» информации в сложившейся геополитической ситуации говорили на Петербургском международном экономическом форуме — круглый стол «Fake news в эпоху глобализации» собрал ведущих спикеров во главе с официальным представителем МИД РФ Марией Захаровой.

Авторский взгляд

Любовь до гроба: как доказать свою непричастность к случайной смерти во время секса?

Ежегодно в мире от сердечного приступа во время секса умирает до 30 тысяч человек. Если добавить к этой статистике смерть по неосторожности (например, падение с балконов), от удушения, травм и других экстремальных забав, число повысится еще на десятки тысяч. Есть ли возможность доказать свою непричастность в случайной гибели партнера? В каких случаях наказания можно избежать, а в каких придется понести ответственность? Разбиралась «Сфера».

Нужно хоть что-то написать