Правовой ликбез: независимая гарантия

Независимая гарантия – востребованный инструмент в сфере предпринимательства. Гарантами по ней могут выступать банки, кредитные и коммерческие организации. Несмотря на сложившееся регулирование в этой сфере, по ряду норм судебная практика предлагает полярные подходы. Неоднозначный тайминг вручения требования, вопросы к приложенным документам и коллизии рассмотрела доктор юридических наук, профессор кафедры банковского права Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), профессор Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве РФ Диана Алексеева.
Время прочтения: 10 минут

Почему этот вопрос важен и для кого?

Независимая гарантия – это инструмент, по которому гарант принимает на себя по просьбе принципала обязательство уплатить бенефициару определенную денежную сумму в соответствии с условиями данного гарантом обязательства независимо от действительности обеспечиваемого такой гарантией обязательства (статья 368 ГК РФ).

«Момент представления требования – наиболее важный вопрос независимой гарантии. Урегулирован этот вопрос статьей ГК РФ 374. Согласно этой норме, требование бенефициара об уплате по гарантии должно быть представлено в письменной форме гаранту с приложением документов (указанных в тексте гарантии). Более того, в требовании или приложении к нему должны быть указаны обстоятельства, «наступление которых влечет выплату по независимой гарантии». Эта формулировка является неточной и неконкретной, поэтому не дает представления о том, что считать предоставлением требования – либо получение его гарантом, либо направление его бенефициаром в определенный период времени», – отмечает практикующий банковский юрист Диана Алексеева.

По словам юриста, существует два правовых подхода к судебному толкованию статьи 374 Гражданского Кодекса РФ, которые противоположны друг другу.

  • Подход №1. Требование о платеже следует считать правомерным, если до завершения срока действия банковской гарантии (24 часов последнего дня этого срока (п.2 ст. 194 ГК)) письмо с требованием о платеже с документами, соответствующими условиями гарантии, предоставлено бенефициаром на почту (Почта России). Пример решения суда в рамках подхода: решение Арбитражного суд города Москвы от 17.12.2012 по делу № А40 -1061170/12.
  • Подход №2. Обязанность бенефициара предоставить гаранту требование в срок означает, помимо своевременного направления данного требования (в том числе и по почте), доставку (предъявление, вручение) его гаранту в пределах этого срока. При этом в тексте гарантии может быть предусмотрено, что требование об уплате денег должно поступить гаранту до истечения срока, на который она была выдана (Определение Верховного суда РФ от 20.08.2018 №305-ЭС18-4962). Пример решения суда в рамках подхода: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11.10.2011 по делу № А61-2827/2010.

Сложившаяся дилемма, как отмечает Диана Алексеева, нашла разрешение в рамках «Обзора судебной практики», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 05.06.2019 (пункт 4), по спорам о независимой гарантии. Рассматривая одно из дел, вышестоящие инстанции отметили, что в самом соглашении о гарантии можно указывать условия о необходимости получения требования от бенефициара до истечения срока ее действия.

«Возможность включения в текст гарантии [подобных] условий представляется неоднозначной, поскольку положения пункта 1 статьи 374 ГК РФ сформулированы императивно. Если в самой гарантии содержится условие, что в течение срока ее действия бенефициар должен направить документы, а гарант – получить это требование, то надлежащим предоставлением документов будет своевременное получение их гарантом. Соответственно для бенефициаров, которые согласовывают проекты банковских гарантий, важно обращать внимание на этот момент», – поясняет Диана Алексеева.

Отсутствие комфорта для банков и рынка – таковы последствия неопределенности формулировки статьи 374 ГК РФ. Это может обернуться денежными издержками для принципала, отмечает Диана Алексеева. Гранат вынужден ожидать поступления требования (и документов) сверх оговоренного срока и не снимает его со своего учета, поэтому принципалу приходится  оплачивать банку (или иной организации) вознаграждение за этот период времени. Данные условия, как отмечает юрист, являются практически типовыми и предусмотрены в большинстве соглашений о выпуске банковских гарантий.

Более четкая формулировка в рамках статьи 374 ГК РФ могла бы устранить эту проблему, по словам Дианы Алексеевой. Банковское сообщество (Ассоциация банков России), например, предлагает заменить термин «представлено» на «получено». Такая поправка будет означать, что требование должно быть получено в течение срока действия гарантии, что означает более четко обозначенные сроки, права и обязанности принципала в рамках соглашения о выпуске гарантии. Представители банковского сообщества в своем предложении ссылаются на положение статьи 2 Унифицированных правил для гарантий по требованию (термин «представление» как «вручение»).

Баталии вокруг документов к требованию

Соглашение о выпуске гарантии позволяет вписать туда перечень, удостоверение, заверение и порядок представления документов. Диана Алексеева  подчеркивает, что зачастую источник проблем для бенефициаров – это этап сбора пакета документов, так как они хуже принципалов ориентируются в этом вопросе.

В международном праве среди мер, регулирующих банковскую гарантию (Унифицированные правила, статья 14), содержатся:

  • предоставление требования в электронной форме и на бумажном носителе (если нет уточнения в соглашении);
  • необходимость идентифицировать гарантию в представлении;
  • отзыв требования (ненадлежащего) не лишает бенефициара права предъявить новое своевременное требование(статья 18а).

В российском праве содержатся следующие требования (статьи 374 и 375 ГК РФ):

  • гарант обязан рассмотреть полученные от бенефицира документы в течение пяти дней;
  • в условиях гарантии можно предусмотреть другой срок, который не должен превышать 30 дней;
  • если обязательство обеспечено независимой гарантией, недействительно или уже прекращено, гарант вправе приостановить платеж до 7 дней, если в этот срок не возникнут снования для отказа – гарант производит выплату;
  • гарант проверяет соответствие требования бенефициара условиям независимой гарантии, а также оценивает по внешним признаком приложенные к нему документы (пункт 3 статьи 375, аналогичная правовая позиция изложена в определении Верховного Суда РФ от 20.05.2015 №307-ЭС14-4641).

Отдельного разъяснения, по словам Дианы Алексеевой, заслуживает требование гаранта представить документы, не указанные в соглашении. Специалист приводит пример из судебной практики. Банк запросил от бенефициара устав и документ, подтверждающий полномочия подписанта. Поскольку тот их не предоставил, гарант отказал в выплате по гарантии. Суд посчитал отказ банка неправомерным.

«Подчеркнули, что основанием к отказу в удовлетворении требования бенефициара могут служить «исключительно обстоятельства, связанные с соблюдением условий самой гарантии». Было установлено, что к требованию приложили оригинал выписки из ЕГРЮЛ, в котором содержались сведения о постоянно действующем исполнительном органе юридического лица и решение единственного участника общества, то есть были исполнены требования банковской гарантии о подтверждении полномочий лица, подписавшего его. Искомая сумма была взыскана с банка», – поясняет Диана Алексеева.

Актуальной проблемой правоприменительной практики остается вопрос – обязан ли бенефициар для получения выплаты по гарантии представить банку документы, подтверждающие обоснованность убытков и их размер, обоснование причинной связи между действиями принципала и своими убытками. Обширная практика по этому вопросу сводится, как отмечает Диана Алексеева, к тому, что гарант не вправе этого требовать, если бенефициар оформил документы в соответствии с условиями соглашения (Определение ВС РФ от 26.12.2016 № 305-ЭС16-12378 по делу № А40-67939/15).

«Этот подход можно считать основным в судебной практике, и он базируется на принципе независимости гарантий от основного обязательства. Гарантия не зависит от него, даже если обязательство было изменено. Гарант в любом случае обязан произвести выплаты в соответствии с условиями, которые указаны в самом тексте гарантии. Это обеспечивает для бенефициара возможность получение суммы по гарантии и исполнение принципалом таким образом его обязательств», – поясняет юрист.

Обязанность банка проверять приложенные к требованию гарантии документы по внешним признакам, а также проблема их заверения, получили отражение в деле, описанном в пункте 9 «Обзора судебной практики», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ (от 5 июня 2019 года). Бенефициар обратился в суд с иском о взыскании с банка денежных средств по гарантии: банк посчитал основанием для отказа в выплате предоставление незаверенной копии платежного поручения о перечислении аванса принципалу.

«При этом в тексте самой гарантии не содержалось указаний относительно заверения этого документа. Суды не согласились с подходом банка и подчеркнули, что предоставлен был документ, который именовался так же, как в тексте гарантии, и содержал необходимую информацию. И поскольку в соглашении не было прописано это условие, то гарант был не вправе этого требовать», – отмечает юрист.

Диана Алексеева рекомендует бенефициарам обратить внимание на наличие в тексте гарантии условия о заверении документов. Несоблюдение этого требования может дать гаранту основания отказать в выплате по независимой гарантии.

Подробнее о требованиях по независимой гарантии и практические рекомендации – в лекциях Дианы Алексеевой.

Рекомендуем

Статья

«Обычные правила иногда работают с точностью наоборот». Эксперты рассказали о тенденциях в сфере банкротства в России

Сегодня банкротная сфера в России переживает значительные перемены. О тенденциях развития современного законодательства о банкротстве и наиболее острых проблемах, которые возникают на практике, рассказали эксперты в рамках круглого стола «Банкротство: актуальные проблемы» на площадке Legal Academy.

Статья

Смена парадигмы: международный опыт упрощенной процедуры банкротства

Почему современные правопорядки столкнулись с необходимостью гуманизации процедур личного банкротства и какие подходы к этому используются в разных странах, рассказывает директор проектов управления принудительного взыскания и банкротства Департамента по работе с проблемными активами ПАО «Сбербанк».

Статья

Цессия в контексте постановления Пленума ВС РФ

Долгое время практика применения норм об уступке опиралась на Информационное письмо ВАС РФ от 2007 года. В 2017 году ВС РФ постарался заново разъяснить закон о цессии, однако по итогу превратил распорядительную сделку в договорах об уступках в правого кота Шредингера. Почему это произошло и как действовать с этим на практике, рассказывает Максим Башкатов.

Нужно хоть что-то написать