«Обычные правила иногда работают с точностью наоборот». Эксперты рассказали о тенденциях в сфере банкротства в России

Сегодня банкротная сфера в России переживает значительные перемены. О тенденциях развития современного законодательства о банкротстве и наиболее острых проблемах, которые возникают на практике, рассказали эксперты в рамках круглого стола «Банкротство: актуальные проблемы» на площадке Legal Academy.
Время прочтения: 7 минут

Предстоящая реформа банкротного законодательства – глобальный законопроект, который абсолютно изменит законодательство о банкротстве, изменит количество и наполненность процедур в рамках дел о банкротстве, отметил кандидат юридических наук, партнер адвокатского бюро Urals Legal Анатолий Безруков. Как рассказал эксперт, на сегодняшний день в стране существует несколько альтернативных процедур, которые могут вводиться или не вводиться в зависимости от разных обстоятельств в делах о банкротстве: это наблюдение, финансовое оздоровление, внешнее управление, конкурсное производство. На практике же эти процедуры сегодня работают мало и плохо, если не работают совсем, заметил юрист.  

«В соответствии с законопроектом предлагается оставить только две процедуры: реабилитационную и ликвидационную. Собственно говоря, это будет процедура реструктуризации долга, которая заменяет собой и объединяет в себе черты тех процедур, которые существуют на сегодняшний день (финансовое оздоровление, внешнее управление и так далее)», – сказал Анатолий Безруков.

Особое внимание в своем выступлении юрист уделил представленной в законопроекте идее создания единой площадки – банкротного маркетплейса. На площадке будут собраны все сведения обо всех торгах, проводимых по всем процедурам несостоятельности. Кроме того, появится возможность выставлять на данной площадке информацию о лотах, предлагаемых к продаже, еще до того, как они будут выставлены на торги. По мнению Анатолия Безрукова, это позитивное изменение, поскольку оно позволяет расширить круг потенциальных покупателей за счет того, что они заранее будут узнавать о выставлении имущества на торги и, возможно, аккумулировать денежные средства для приобретения интересующего их имущества.

«В принципе, мы видим из практики, что если правильно выбирают разработчика для информационных систем, то можно получить хороший вменяемый продукт. Мы это видим на примере информационной системы арбитражных судов, которая неплохо на данный момент работает», – посчитал юрист.  

Он также поделился своим мнением о Постановлении № 15-П КС РФ, вынесенном в апреле 2021 года по вопросу исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника. Как заметил Анатолий Безруков, постановление изменило все. После 2012 года, когда ВС РФ впервые коснулся этой темы, суды отказывались включать в конкурсную массу единственное жилье должника, даже если речь шла об абсолютно очевидно роскошном жилье. Теперь же КС РФ сказал, что если дело попадает в суд и речь идет об очевидно избыточном жилье, то можно применять различные правовые механизмы, которые позволят соблюсти баланс интересов всех сторон дела. В частности, один из предлагаемых вариантов – это механизм предоставления замещающего жилья должнику.

«Само по себе появление данного постановления безусловно положительно. Единственное небольшое опасение, которое в связи с ним есть, связано с тем, что маятник судебной практики может качнуться. Если раньше суды сплошь и рядом отказывали в обращении взыскания на единственное жилье, то сейчас будут сплошь и рядом это жилье реализовывать, если оно только чуть-чуть превышает социальные нормы», – прокомментировал юрист. 

Об особенностях правовой природы производства о несостоятельности рассказал доктор юридических наук, профессор и заведующий кафедрой гражданского процесса УрГЮА Владимир Ярков. В частности, он поделился своими мыслями относительно принципа публичности в производстве о несостоятельности, которые были сформулированы в ряде постановлений КС РФ (от 2 июля 2002 года и 19 декабря 2005 года). «Это показывает, что здесь защищаются не чисто частно-правовые интересы и суд разрешает не только частно-правовой спор, но он также решает вопросы, связанные с таким цивилизованным выводом должника из гражданского оборота с сохранением и защитой прав», – сказал эксперт.  

Он также заметил, что эта публичность делает несколько иными функции арбитражного суда. Он приобретает несвойственные ему функции: контролирует арбитражного управляющего, утверждает его отчеты, повышается учет экономических факторов при рассмотрении дела.

Владимир Ярков отдельно затронул вопрос трансграничного банкротства. Он отметил, что в России нет специального законодательства по этому вопросу. «Есть отдельные упоминания в ФЗ о несостоятельности в банкротстве, есть также некоторая судебная практика. Но мы не участвуем ни в одном из международных договоров, которые бы так или иначе затрагивали эти вопросы. До сих пор эти специальные вопросы не были решены ни в рамках СНГ, ни в рамках Евразийского союза, хотя мы, пять стран, объединенных достаточно тесно экономически, но пока у нас нет специального правового акта по этому поводу, который бы регулировал вопросы, связанные с такой несостоятельностью, когда последствия ее сказываются на территории всех участников Евразийского союза», – сказал профессор.  

Кандидат юридических наук, адвокат, партнер адвокатского бюро Urals Legal, старший преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮА Юрий Подольский рассказал в своем выступлении о роли и влиянии обособленных споров на производство по делам о несостоятельности.

«По меткому выражению некоторых современных юристов, которые очень плотно общаются с банкротством, банкротство уже давно стало некой параллельной вселенной в юриспруденции, где обычные правила иногда работают с точностью наоборот. Чем характерен современный этап развития законодательства о банкротстве и процесс деятельности в этих делах – то, что нет ни одной отрасли права, с которой мы бы не столкнулись при решении дела о банкротстве», – отметил адвокат.  

По его мнению, сейчас основную деятельность составляет разрешение обособленных споров, которые возникают в делах о банкротстве. Эти споры – основная движущая сила банкротных дел, и само дело зачастую затевается именно для того, чтобы можно было оспорить сделки должника, привлечь контролирующих должника лиц к гражданско-правовой ответственности и воспользоваться отдельным достаточно широким инструментарием для защиты прав кредиторов, сказал эксперт.

Юрий Подольский прокомментировал три основные категории обособленных споров и главные тенденции в них. Так, в одной из категорий, спорах о включении требований в реестр, одним из трендов является вопрос субординации включаемых в реестр требований. «По большому счету вся концепция субординации выросла из одной очень небольшой нормы в законе о банкротстве. Это абзац 8 статьи 2, который дает понятие конкурсных кредиторов. Там было прямо указано, что конкурсные кредиторы – кредиторы по денежным обязательствам, за исключением обязательств перед учредителями, которые вытекают из такого участия. Что за обязательства, вытекающие из такого участия, сейчас толкуется максимально широко. Хотя раньше это было очень узкое толкование: ликвидационная квота, требования из дивидендов и прочее», – подчеркнул адвокат.

Как отметил экперт, сейчас возникает ряд практических проблем, которые связаны с тем, что пока нет концепции разделения на внешних и внутренних кредиторов и нет понятных критериев. С точки зрения Юрия Подольского, Верховный Суд РФ пока устранился от комментариев и окончательного определения, какая все-таки модель в России: мягкого субординирования или жесткого. Эти споры сейчас находятся в той стадии, когда арбитражные суды рассматривают их с неким обвинительным уклоном, а в самих делах прослеживается уклон в сторону субординирования большинства заявляемых требований, резюмировал адвокат.

Мероприятие организовано при поддержке «Газпромбанк» (Акционерное общество).

Источник изображения: Simon Hill/Pixabay

Рекомендуем

Статья

Смена парадигмы: международный опыт упрощенной процедуры банкротства

Почему современные правопорядки столкнулись с необходимостью гуманизации процедур личного банкротства и какие подходы к этому используются в разных странах, рассказывает директор проектов управления принудительного взыскания и банкротства Департамента по работе с проблемными активами ПАО «Сбербанк».

Статья

Цессия в контексте постановления Пленума ВС РФ

Долгое время практика применения норм об уступке опиралась на Информационное письмо ВАС РФ от 2007 года. В 2017 году ВС РФ постарался заново разъяснить закон о цессии, однако по итогу превратил распорядительную сделку в договорах об уступках в правого кота Шредингера. Почему это произошло и как действовать с этим на практике, рассказывает Максим Башкатов.

Авторский взгляд

«Приняли, но не совсем». Закон о цифровых финансовых активах

Информационный поток, связанный с пандемией и коронавирусом, перекрыл тему, за которой многие следили и ждали ее развития, а отметили лишь профильные специалисты.

Нужно хоть что-то написать