Презумпции и основания: новая судебная практика об оспаривании сделок

Оспаривание сделок – это распространенная категория споров при банкротстве. Юристы в этой области сталкиваются с постоянно меняющейся судебной практикой. Партнер, адвокат, руководитель практики «Реструктуризация и банкротство» Ольга Савина проанализировала решения, принятые 2018 и в начале 2019 года Верховным Судом РФ, которые повлияли на регулирование процедуры оспаривания.
Время прочтения: 7 минут

Неравноценность сделки

Самым распространенным основанием для оспаривания сделок о несостоятельности является неравноценность встречного исполнения, отмечает специалист в сфере банкротства Ольга Савина. Подобные сделки оспариваются согласно пункту 1 статьи 61.2 Федерального закона №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». Основные доказательные презумпции, установленные законом, – это срок (в течение года до и после принятия заявления о признании банкротом) и соответствие цены сделки. Зачастую, отмечает специалист, в судебном процессе о неравноценном встречном исполнении необходимо доказывать свое основное требование – нерелеватность цены.

«Суды практически всегда признают существенным неравноценность, если она составляет более 60%. Основным спорным моментом является процент от 30% до 60%. Суды трактуют оценку неравноценнности так, как стороны ее представляют. Ключевой вопрос: как оценивать – по рыночной стоимости или по кадастровой. При этом зачастую они кардинально различны, хотя иногда и совпадают. Суды же применяют здесь абсолютно разные подходы», – обобщает судебную практику Ольга Савина.

Если установлена неравноценность цены сделки менее 35%, то суды скорее склонны считать стоимость сделки вполне релевантной рыночной, отмечает специалист. Однако судебная практика по этому вопросу остается неоднозначной: по мнению юриста, кроется это в том, что судам в принципе сложно определить неравноценность.

Поскольку презумпции необходимо рассматривать в совокупности, доказательством может выступать не только стоимость того или иного объекта, который был отчужден по сделке, уверена Ольга Савина. Так, достаточно объемный комплекс судебной практики касается такого основания, как существенное отличие иных условий сделки от рыночных.

«Законодатель не разъясняет нам четко, что подразумевается под этими «иными условиями», помимо цены. Однако в эту категорию можно выделить посредством анализа судебной практики, например, замену ликвидного имущества должника неликвидным; неликвидность, которая устанавливается судебной экспертизой или которая стала очевидна в ходе реализации данного имущества», – отмечает специалист.

Причинение вреда

Одно из наиболее сложных оснований для признания оспоримости сделки – это совершение сделки должником с целью причинения вреда (пункт 2 статьи 61.2 закона «О несостоятельности (банкротстве)»). Ольга Савина подчеркивает, что определение вреда достаточно сложное для доказывания в суде понятие.

Презумпции при оспаривании сделок по данному основанию:

  • срок – оспоримый период определен тремя годами до и после принятия заявления о банкротстве;
  • признаки неплатежеспособности должника – судебная практика и позиция Верховного Суда РФ говорят о том, что при отсутствии доказанного вреда, нанесенного кредиторам, сделка не может быть признана оспоримой по данному основанию;
  • знание другой стороны о цели сделки с заинтересованностью, то есть о недобросовестности должника.

Крайне важно, по мнению специалиста, чтобы все презумпции рассматривались и доказывались юристами в совокупности.

Одним из ключевых моментов при оспаривании сделок должника по основанию «причинение вреда» является необходимость ориентироваться на момент, когда должник стал неплатежеспособным. Суды подходят к этому вопросу по-разному, что, по мнению Ольги Савиной, является значительной проблемой – закон предполагает достаточно большой период оспоримости с точки зрения существования юридического лица на рынке.

Доказательством неплатежеспособности суды признают, например, финансовый анализ должника. Суд анализирует материалы, собранные конкурсным управляющим и/или кредиторам, и, исходя из финансовых коэффициентов, определяет признак неплатежеспособности. «Суды приходят зачастую к тому, что из финансового анализа совершенно четко видно, когда на протяжении анализируемого периода возникала неплатежеспособность. Изучают, какие финансовые показатели падали, что свидетельствует о признаках неплатежеспособности. Между тем также изучается момент совершения сделки и момент наступления неплатежеспособности. Скрепляя их вместе, можно четко доказывать, что сделка была совершена в оспариваемый период», – отмечает Ольга Савина.

Показатели текущей ликвидности, обеспеченности обязательств должника его активами, степень платежеспособности по текущим обязательствам, коэффициент восстановления платежеспособности – эти показатели необходимо анализировать в совокупности на соответствие общим финансовым показателям деятельности конкретного юридического лица. Адвокат приводит в пример судебную практику, в том числе ВС РФ, согласно которой анализ прибыли и всех финансовых коэффициентов может, например, в первом квартале отчетного периода не свидетельствовать о неплатежеспособности должника, поскольку его активы показывали обеспеченность обязательств активами. 

«Также существует и иная практика, где суды говорят, что финансовый анализ не является доказательством платежеспособности. Есть интересное Определение Верховного Суда РФ от 12.02.2018 №305-ЭС17-11710 (3), где суд расписывает ровно следующее: решающего значения показатели бухгалтерской, налоговой и иной финансовой отчетности для определения признака неплатежеспособности не имеют. Объясняется это тем, что финансовую документацию составляют сами должники. К сожалению, должник зачастую не отдает себе прямого отчета в том, что он неплатежеспособен. Он либо не хочет рисковать своим бизнесом и подавать заявление о банкротстве, либо зачастую это недобросовестное поведение, чтобы увести активы и избежать расчета с контрагентами и кредиторами», – поясняет Ольга Савина.

Закредитованность юридических лиц в России приводит их, по мнению специалиста, к необходимости искать безболезненный выход из ситуации при наличии второй сильной стороны – банка. Соответственно, ряд предпринимаемых для этого действий и сделок должника подпадает под период оспоримости.

Важным маркером для определения вреда, причиненного кредиторам, является сделка, которая совершается в отношении заинтересованного лица. Ольга Савина отмечает, что предполагается знание этого лица о наличии признака неплатежеспособности или недостаточности имущества, если не доказано обратное.

«Признаки подтверждают осведомленность – это неоднократное обращение к кредитору с просьбой об отсрочке долга, о прощении процентов, а также известное кредитору или кредитной организации длительное наличие картотеки по банковскому счету должника. Что касается первого пункта, то здесь возникает много вопросов по практике. Поскольку оспоримый срок в три года позволяет должнику обращаться с просьбой к кредитору об отсрочке», – отмечает специалист.

Подробнее о судебной практике по делам об оспаривании сделок при банкротстве 2019 года – в лекции Ольги Савиной.

Рекомендуем

Авторский взгляд

Нехорошая квартира: тонкости покупки банкротной недвижимости

Все любят хорошую скидку, особенно на дорогостоящие вещи, такие как автомобиль или недвижимость. Банкротную квартиру можно выкупить на торгах с дисконтом до 20%, но нередко приятная цена сопровождается бонусом в виде родственников, которые не собираются съезжать, или злых кредиторов. О нюансах покупки такой недвижимости — в авторской колонке юриста практики «Сопровождение процедур банкротства и Антикризисный консалтинг» компании «Лемчик, Крупский и Партнеры» Камбулата Карашева.

Статья

«Определение кризисных состояний компании и управление рисками банкротства». Вебинар Legal Academy

Согласно статистике, ежегодно банкротств становится все больше. Проблемы финансовой несостоятельности коснулись не только небольших компаний, но и крупных игроков рынка. Экономическая ситуация крайне непростая, но есть все основания утверждать, что правильное управление рисками способно стабилизировать ситуацию, и если не избежать банкротства, то, по крайней мере, минимизировать негативные последствия его возбуждения.

Статья

Слепая фортуна: чем может обернуться покупка машины банкрота

Идея приобрести автомобиль дешевле рыночной цены выглядит очень заманчивой. Воплотить ее в жизнь можно, например, купив имущество с торгов по банкротству. Однако существуют определенные риски: на практике бывает сложно осуществить осмотр машины, получить на руки все необходимые документы и в принципе выйти на связь с арбитражным управляющим. В итоге вместо удачной покупки — кот в мешке. Как не попасть впросак, «Сфере» рассказали эксперты в сфере банкротства.

Нужно хоть что-то написать