Правовой ликбез: принципы уголовного права

Нормы и принципы уголовного права предопределяют дух закона и демонстрируют его руководящие идеи. Подробнее о том, как они формировались, какие задачи ставили их авторы и всегда ли юристы их правильно трактуют, рассказала кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Санкт-Петербургского государственного университета, управляющий партнер юридической компании CLC Наталья Шатихина.
Время прочтения: 11 минут

Дух закона и иерархия принципов

Если сравнивать современный Уголовный кодекс РФ со старым Кодексом РСФСР, то в последнем не было отдельных установлений и норм, посвященных принципам. Однако это не значит, что их не существовало. Они так или иначе подразумевались.

«Принципы — это идеи, которыми руководствуется уголовное право. Они либо напрямую закреплены в нормах, либо выводятся из принципа норм. Текущая модель показала свою эффективность. Если посмотреть на постановления пленума Верховного суда, на отдельные решения и на многочисленные тексты актов Конституционного суда, нормы и принципы упоминаются почти в каждом из них. Все они не новы и отражают на сегодняшний момент то, что характеризует общую направленность уголовного права и отражает наиболее существенные его черты на каждом историческом этапе. Для нас это важно, потому что категория общественной опасности деяний меняется. В то время как нормы и принципы закладывают долгоиграющий дух закона, который нам позволяет его толковать при правоприменении и при нормотворчестве», — говорит Наталья Шатихина.

Существует несколько принципов — законности, вины, справедливости, гуманизма, а также равенства граждан перед законом. Но ученые до сих пор дискутируют на тему того, как они делятся между собой.

«Я придерживаюсь позиции, что нет каких-то узкоспециальных принципов, они общеправовые и могут преломляться в любую из отраслей в зависимости от ее особенностей. Речь идет об общем и специальном соотношении. Это все-таки система. Даже если попытаться найти какие-то яркие примеры из практики, зачастую очень трудно определить, о чем конкретно в данном случае идет речь. Прослеживается взаимосвязь с точки зрения содержательного и внешнего, формального и материального. Принцип законности отражает форму, принцип справедливости — содержание уголовно-правовой материи. Одно характеризует организацию деятельности по реализации механизма уголовно-правового регулирования, другое — работу по борьбе с преступностью, то есть то, что лежит в основе уголовного права», — объясняет юрист.

Наталья Шатихина подчеркивает, что Уголовный кодекс РФ сегодня нельзя назвать стабильным, как и уровень правовой грамотности граждан — высоким. На этом фоне существующие нормы и принципы имеют особое значение, поскольку помогают даже на интуитивном уровне определить общественную опасность того или иного деяния. 

Уголовно-правовая политика и конкуренция: нужна ли УК РФ ревизия запретов

«Разработчики Уголовного кодекса предвидели эти проблемы и были правы. Несмотря на то, что это должен быть один из самых стабильных актов, в него вносится до 180 норм в год. В результате сейчас мы находимся в катастрофической ситуации. Поэтому все прекрасно понимают, что обычные адресаты должны осознавать довлеющие, общие правила закона, а не их нюансы. Другими словами, необходимо, чтобы человек осознавал главенствующие принципы», — резюмирует Наталья Шатихина.

Несмотря на доступность понимания этих идей и их ключевую роль в уголовном праве, даже юристы не всегда квалифицируют их верно. Больше всего страдает принцип гуманизма. 

«Под него подтаскивается все, что возможно. В то же время мы понимаем, что все руководящие принципы имеют конкретизированное, вполне правовое наполнение. Таким образом, мы можем сказать, что основными правовыми адресатами здесь остаются как правоприменители в силу профессиональных особенностей, так и обычные люди. Конечно же, все это было включено в текст уголовного закона и для того, чтобы немножко держать в узде законодателей, что не очень получилось. Тем не менее, они в принципе ограничены в части своей деятельности. Уголовный закон им намекает — не все то, что написано на бумаге, становится уголовно-правовой нормой и при формировании тела уголовного закона необходимо ориентироваться на те базовые руководящие начала, на которых сегодня строится уголовное право», — объясняет специалист.

Пять принципов уголовного права

Один из принципов уголовного права – принцип законности, он имеет содержательное наполнение. В данном случае речь идет о буквальном понимании текста закона. На это прямо указывают некоторые статьи Уголовного кодекса.

«В первой части статьи 3 УК РФ говорится, что преступность деяния, его наказуемость и иные правовые последствия определяются только Уголовным кодексом Российской Федерации. Таким образом, часть 3 «Принцип законности» еще раз цементирует то, что уже было фактически закреплено в 1 статье Уголовного кодекса. Этим формируется способ организации правовой деятельности. Таким способом в уголовном праве обеспечивается исключительность и необходимая содержательная база, которая обязательно должна получить формальное воплощение в тексте уголовного закона. Кроме всего прочего, в части 2 этой же статьи уголовный закон однозначно отказывается от применения закона по аналогии», — говорит Наталья Шатихина.

Второй принцип — равенство граждан перед законом — это своего рода продолжение первого, что подтверждает теорию об общей системе руководящих идей уголовного права. В данном случае можно вспомнить о статье 4 УК РФ, где говорится, что лица, совершившие преступление, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности и так далее. Данный закон почти полностью копирует часть 1 статьи 19 Конституции РФ. Кроме того, в Уголовном кодексе есть статья 136 «Нарушение прав и свобод человека и гражданина», которая прямо предусматривает уголовную ответственность за нарушение указанных в ней обстоятельств. Тем не менее, здесь есть важный нюанс — равенство граждан перед законом предполагает равенство оснований уголовной ответственности. Именно это, по словам Натальи Шатихиной, является главным в понимании данного принципа.

«Однако равенство оснований не означает равенство ответственности. Здесь существует теоретическая проблема соотношения фактического и формального, потому что формальное может приводить к фактическому неравенству. Тем не менее, существует логическая и субъектная дифференциация, которая не нарушает этот баланс, а обеспечивает его. Логическая состоит в том, что разные формы наказуемых деяний, их обстоятельства, предполагают разное выполнение уголовной ответственности. Если говорить о субъектной составляющей — речь идет о том, что все люди, субъекты разные. Исходя из этого, у нас установлен возраст уголовной ответственности, есть отдельные институты, которые не применяются к женщинам или несовершеннолетним, также у нас дифференцируются виды исправительных учреждений и учитываются отягчающие и смягчающие обстоятельства», — объясняет доцент СПбГУ.

Принцип виновности прописан в статье 5 УК РФ, где говорится, что человеку грозит уголовная ответственность только за те общественно опасные действия или бездействие, в отношении которых установлена его вина. При этом уголовный закон четко запретил объективное вменение.

«Это принцип, который является одним из определяющих, базовых в конституционном, уголовном и международном праве. Он к нам перекочевал из эпохи Просвещения и связан с понимаем свободы человека при принятии решения. Что касается объективного вменения, здесь вопрос достаточно любопытный. Несмотря на то, что оно формально прямо запрещено и это абсолютно невозможный в современном уголовном праве маневр, тем не менее, если мы присмотримся, в силу особенностей формулирования отдельных норм уголовного права в каких-то определенных моментах можно столкнуться с тем, что очень сильно нам это напоминает», — рассказывает Наталья Шатихина, приводя в качестве примера формулировку «иные тяжкие последствия».

Принцип справедливости чаще всего оспаривают в судах. По словам эксперта, зачастую это не имеет оснований, поскольку юристы искажают смысл, заложенный в статье 6 УК РФ, которая гласит, что «наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления».

«Отмечу, что категория справедливости в праве гораздо шире, чем это установлено в самом принципе. Но важно понимать — в данном случае речь идет об абсолютно утилитарном применении наказания и иных мерах уголовно-правового характера. Поэтому на сегодняшний день невозможны все рассуждения о том, что данное уголовное дело несправедливо. Единственный выход из этой ситуации применительно к разговору о справедливости — это нормы о малозначительности, прописанные в части 2 статьи 14 УК РФ. Нам законодатель здесь закладывает маленькую лазейку, которая позволяет действовать с точки зрения состава. Уголовный кодекс на уровне принципов нам еще раз здесь четко показывает — только в части назначения наказания и мер уголовно-правового характера рассуждения о справедливости возможны», — резюмирует доцент СПбГУ.

Последний закрепленный принцип — о гуманизме, который предполагает признание в человеке достоинства личности. Правда, его, как и принцип справедливости, упоминают в любых случаях, даже когда это не имеет отношения к делу.

«Этот принцип подразумевает абсолютно другое, нежели его понимают очень многие, в том числе и юристы. Если мы посмотрим на текст статьи 7 УК РФ – уголовное законодательство обеспечивает безопасность человека. В данном случае ничего не говорится о том, что он обязательно должен быть лицом виновным в совершении преступления, здесь также нет ничего о невинно привлеченном к уголовной ответственности. Речь о безопасности человека, под которым понимается любой гражданин. Гуманизм в этом смысле нам показывает, что само по себе общественно опасное деяние представляет собой жестокое и негуманное поведение. В то же время меры государственного принуждения являются злом, но необходимым. Этот баланс в определенной точке должен нейтрализовать стороны этого зла. Здесь применение права, с одной стороны, наверное, абсолютно безумно, а с другой — имеет глубинную правовую мудрость. Гуманизм уголовного права — как гуманизм последнего рубежа, который существует, и обеспечивает деятельность и безопасность в обществе всех и каждого», — объясняет Наталья Шатихина.

Она подчеркивает, что любое наказание — это индивидуализированный карательный заряд, в который заложен смысл перевоспитания человека. Если же осужденный не ощутил никаких последствий от совершенного им опасного деяния, то никакого смысла в таком наказании нет.

Больше о принципах уголовного права – в лекции Натальи Шатихиной.

Рекомендуем

Статья

Важное о судимости: что нужно знать человеку, который попал под статью

Привлечение к уголовной ответственности не всегда связано с тюремным заключением, но в любом случае влечет ограничение прав, в том числе трудовых. Некоторые должности будут недоступны человеку с судимостью. Причем в 2023 году список их увеличится.

Статья

Не вешайте лапшу на уши: Fake news в России возьмут под контроль

Сервис для проверки недостоверных новостей создадут в России. Об этом и других методах «фильтрации» информации в сложившейся геополитической ситуации говорили на Петербургском международном экономическом форуме — круглый стол «Fake news в эпоху глобализации» собрал ведущих спикеров во главе с официальным представителем МИД РФ Марией Захаровой.

Авторский взгляд

Любовь до гроба: как доказать свою непричастность к случайной смерти во время секса?

Ежегодно в мире от сердечного приступа во время секса умирает до 30 тысяч человек. Если добавить к этой статистике смерть по неосторожности (например, падение с балконов), от удушения, травм и других экстремальных забав, число повысится еще на десятки тысяч. Есть ли возможность доказать свою непричастность в случайной гибели партнера? В каких случаях наказания можно избежать, а в каких придется понести ответственность? Разбиралась «Сфера».

Нужно хоть что-то написать