«После прочтения сжечь»: есть ли у NFT рынка будущее в России?

Об NFT (Non Fungible Token, невзаимозаменяемые токены) активно начали говорить только в прошлом году. Это индивидуальный криптоактив, цифровой сертификат на право владения, который стал известным благодаря нескольким крупным продажам в области современного искусства. Почти за три миллиона долларов продали первый в мире твит, прогремела история с покупкой цифровой копии одной из работ таинственного Бэнкси, физический оригинал которой сожгли в прямом эфире, а цифровая работа художника Уинкелманна «Первые 5000 дней» поставила один из аукционных рекордов по стоимости. Рынок NFT развивается, но есть ли у него шанс на будущее в России?
Время прочтения: 6 минут

Токенизация активов — явление не новое. С 2015 года по всему миру на блокчейне начали токенизировать золото, недвижимость, доли в компаниях. Однако то были токены, за которыми стояли реальные, физические, объекты, а вот невзаимозаменяемые токены (NFT) подтверждают владение исключительно виртуальными предметами.

Ярким примером создания виртуального актива стал перфоманс блокчейн-компании Injective Protocol, которая в прошлом году купила за 95 тысяч долларов произведение уличного художника Бэнкси. В прямом эфире в Twitter трафарет 2007 года под названием «Morons (White)» сожгли. Так произведение начало существовать только в виртуальном пространстве. При этом доступно оно может быть только обладателю NFT.

«То, что продается в NFT, это, по сути, уникальность. А уникальность — это основная составляющая, ценность любого произведения искусства, — объясняет руководитель компании LFCS, автор курса по Legal Design для Legal Academy Юрий Брисов, — Проблема гарантии прав обладателя интеллектуальной собственности существует давно, и появляются новые способы защиты. Один и них, токенизация, реализуется при помощи технологии блокчейн — мы берем какой-нибудь объект и присваиваем ему цифровой код, он переходит в цифровое пространство. Это можно сравнить с сертификатом на право собственности. Токен — это такой уникальный сертификат, который существует в цифровом пространстве и условно выражает право собственности на объект в реальном мире».

Как это работает?

Предполагается, что токены могут быть привязаны к любому цифровому объекту.  Это может быть и музыка, и картины, и игры, и даже и домены для сайтов. Технология NFT возникла еще в 2017 году и развивалась постепенно, поскольку на тот момент было не до конца понятно, где использовать токены. Сейчас же существует огромное количество площадок и маркетплейсов, где можно продавать и покупать цифровые объекты.

Как считает начальник юридической службы Государственного Эрмитажа Марина Цыгулева, токен нужен преимущественно тем, кто создает цифровые объекты, обладающие новизной, и которые изначально создаются как цифровое произведение.

«Что касается тех музейных предметов, которые хранятся в Эрмитаже, Лувре, Национальной галерее, то тут говорить о ценности токенов не приходится, потому что Государственный Эрмитаж не может ничего продать из своего собрания. Только право воспроизведения», — говорит Марина Викторовна, — «Мону Лизу нельзя продать ни по закону, ни по здравому смыслу. Мы не можем никому отдать даже исключительное право воспроизведение подобного шедевра. Это не та история, которая касается государственных музеев».

Иная ситуация складывается с предметами цифрового искусства. Правда в России технология NFT сталкивается с проблемой — у авторов нет возможности размещать свои произведения для продажи на зарубежных площадках. Впрочем, добавляют эксперты, сложившаяся ситуация — повод для развития собственных платформ.

Проблемы рынка NFT

Поскольку правовое регулирование в области NFT-технологий до конца не налажено, существует целый ряд проблем, с которыми могут столкнуться и продавцы и покупатели предметов цифрового искусства.

  1. В токене зашифрована ссылка, которая отправляет пользователя на платформу, где размещен объект. Если платформу взломают и предмет искусства удалят, то NFT не будет ничего стоить.
  2. При продаже NFT-объектов часть прибыли должна уйти создателю, но в разных странах существует разный подход к вознаграждению автора. По этой причине между продавцом и покупателем из разных стран может возникнуть противоречие.
  3. Обладатель токена размещает в Сети свои персональные данные. До конца не ясно, насколько они защищены.
  4. Покупка цифрового объекта не гарантирует права коммерческого использования.
  5. Большинство NFT продаются за криптовалюту, но в России запрещено покупать товары и услуги таким способом.

Наконец, в большинстве стран законодательство регулирует только владение физическими объектами, а владение данными, по закону, невозможно. Токены нельзя физически передать, отсюда и проблемы правового регулирования.

Есть ли у NFT перспективы?

Пока NFT — поле для споров юристов. Правоотношения в области цифрового искусства подразумевают определенные финансовые обязательства. Кроме того, возникают вопросы в области интеллектуальной собственности, проблемы с точки зрения гражданского и уголовного права, защиты данных.

Пока специалисты пришли к выводу, что NFT подразумевает право владеть, но не пользоваться. NFT — это не акции, не облигации, не право участвовать в капитале, не право получать дивиденды, а факт возможности торговли требует хотя бы базовой стандартизации. На сегодняшний день важно, чтобы все вопросы, касающиеся права собственности, были четко прописаны в смарт-контракте. Например, какие именно права продаются при продаже токенов. Права и покупателя, и изначального автора в нынешних условиях отсутствия специального законодательного регулирования до конца не защищены. Впрочем, стоит учесть тот факт, что NFT рынок возник недавно и разрешение спорных моментов еще впереди. 

Понять, как NFT способен изменить сферу защиты прав интеллектуальной собственности и помогут ли токены в регулировании арт-рынка, можно из записи дискуссионной сессии «Перспективы регулирования обращения NFT рынка (Non Fungible Token)».

Источник изображения: скриншот видео YouTube-канала Burnt Finance

Рекомендуем

Авторский взгляд

Вне закона: как в России привлекают к ответственности за травлю в Сети

Буллинг давно стал привычным явлением в России и мире. Людей подвергают травле не только при личном контакте, но и в Интернете — с развитием новых технологий термин приобрел приставку «кибер». Жертвой может стать кто угодно — от ребенка до популярного исполнителя. Агрессор понимает: скрываясь за Всемирной паутиной, он скорей всего не понесет никакого наказания. Партнер CMS, глава практики интеллектуальной собственности Антон Банковский рассказал «Сфере», какие существуют инструменты для борьбы с травлей в правовом поле и как развивается законодательство в этом направлении.

Статья

Как защитить интеллектуальную собственность в условиях современного фармацевтического рынка

Вопросы соотношения защиты прав на интеллектуальную собственность и антимонопольного регулирования давно волнуют международное конкурентное сообщество. Споры обострились на фоне пандемии COVID-19. На новый уровень дискуссия вышла и в связи с грядущими изменениями в системе патентообразования. Чем они грозят, обсудили участники сессии «Антимонопольное регулирование и защита патентных прав в кризисных обстоятельствах», которая прошла на площадке Legal Academy.

Статья

Практически советы: как защитить авторские права на софт?

Софт — один из самых тяжелых объектов интеллектуальной собственности для защиты, при том, что популярность ПО на сегодняшний день сложно переоценить. Как правильно формировать отчетности по каждому этапу создания программного обеспечения и как защищать свои авторские права на софт в суде — рассказал Вадим Усков.

Комментарии 0

Нужно хоть что-то написать