Иск от доверителя: скользкие формулировки и спорные моменты

Иск или претензия от доверителя к адвокату – явная антиреклама для последнего. Защитники стараются избежать огласки, поэтому зачастую адвокатские палаты и образования узнают о таких случаях, только когда их привлекают в качестве медиаторов. «Сфера» попросила адвокатов, которые изучают такие споры, рассказать о наиболее опасных формулировках соглашения, о причинах конфликтов и возможности избежать возврата гонорара.
Время прочтения: 15 минут

Физические vs юридические

Наиболее частая причина претензий доверителя к адвокату – ненадлежащее исполнение адвокатом принятых обязанностей. Представительство в уголовном или гражданском процессе, оказание иной юридической услуги в равной степени может привести к иску. Кандидат юридических наук, член комиссии ФПА РФ по этике и стандартам и квалификационной комиссии Адвокатской палаты Московской области Александр Никифоров приводит в пример дело, которое в итоге рассматривалось мировым судьей: доверитель потребовал взыскания с адвоката вознаграждения за некачественно составленное, по его мнению, исковое заявление.

«Претензии могут быть самые разнообразные: от недостижения положительного для доверителя результата исполнения поручения до недостаточной активности адвоката. Дисциплинарные органы адвокатских палат выработали четкие критерии оценки действий адвоката. В большинстве случаев на эти критерии ориентируются суды. Большинство претензий поступает от доверителей – физических лиц. В интересах юридического лица чаще всего обращаются конкурсные управляющие, и здесь речь идет о ситуациях, когда сам факт оказания юридической помощи ставится под сомнение», – рассказывает Александр Никифоров.

Профессиональному сообществу, как правило, становится известно о таких спорах, когда адвокатские палаты или коллеги привлекаются в качестве третьего лица, отмечает специалист. Сами адвокаты, против которых доверители инициируют разбирательство, не распространяются о споре, избегая такого рода «рекламы». Практика показывает, что конфликт между защитником и доверителем редко принимает характер судебного спора, отмечает управляющий партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Руслан Коблев. При этом большинство подобных судебных споров, подчеркивает специалист, заканчиваются положительным решением для адвокатов – три из четырех.

Хотя претензию или иск против адвоката доверитель может подать в связи с любым видом судопроизводства или оказанием помощи, наименее уязвимым по своей специфике является представительство в уголовном процессе.

«Стоит признать, что информация по уголовному делу для доверителя носит очень чувствительный характер: конфиденциальность отношений с адвокатом, повышенный уровень внимания и сохранение адвокатской тайны. Кроме того, Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, служащий в настоящее время хоть каким-то ориентиром для определения добросовестного оказания помощи по уголовному делу, был принят только в 2017 году. Доверители зачастую не знают о его существовании и лишены возможности оценить качество оказания им квалифицированной юридической помощи», – отмечает Руслан Коблев.

Однако аналогичного стандарта по гражданским спорам в данный момент в России нет. Партнер коллегии адвокатов «Делькредере» Денис Юров видит причину отсутствия такого документа в большем многообразии юридической работы в этой части. При этом уже неоднократно предпринимались попытки его сформулировать. Впрочем, в совокупности выполняют регулирующую функцию пока обзоры дисциплинарной практики, выявленные и рассмотренные нарушения, отдельные советы и разъяснения адвокатских палат. Известная специалисту практика по гражданско-правовым спорам указывает, что в основном претензии доверителей связаны с фактической работой адвоката.

«Доверители реагируют на пассивность адвоката, вплоть до неучастия в процессе. Вопросы о гонораре как таковые возникают реже: обычно, если соглашение подписано, то, значит, доверитель согласился с суммой вознаграждения. А далее обычно встает вопрос качества работы – есть недостатки в услуге или она оказана в полном объеме», – считает Денис Юров. 

Эксперты отмечают, что активнее подают иски и жалобы к работе защитников физические лица. Компании при обращении к адвокатам более скрупулезно и ответственно подходят к заключению соглашения, контролю за оказанием услуг в ходе всего процесса, поясняет Руслан Коблев. Физические лица, в свою очередь, склонны пассивно ожидать результата, для них характерно предъявлять претензии или после окончания предварительного расследования, или после вынесения приговора. Зачастую, по словам адвоката, это связано исключительно с психологическим непринятием конечного результата по делу. Еще одной из косвенных причин этой тенденции, по мнению Дениса Юрова, может быть более высокая средняя стоимость услуги по оказанию помощи юридическим лицам, которая способствует тщательной работе адвокатов по договорам с компаниями.

Гонорар, соглашение и необоснованные обещания – факторы риска

Иски и разбирательства в дисциплинарных комиссиях, где предметом выступает вознаграждение адвокатов, по словам экспертов, занимают небольшую нишу в подобных спорах. Однако, несмотря на закрепленные в соглашении договоренности, существует множество причин для возврата полученного гонорара, отмечает Руслан Коблев: необоснованное увеличение размера вознаграждения, неточность предмета соглашения, несвоевременное оформление отчетных документов и другие. Например, запрос адвокатом гонорара сверх оговоренной суммы без заключения дополнительного соглашения к договору стал предметом для дисциплинарного производства в Адвокатской палате Санкт-Петербурга, в итоге защитнику было вынесено предупреждение.

Никто из адвокатов не застрахован в процессе исполнения поручения от конфликтных ситуаций с доверителем. Руслан Коблев подчеркивает, что по этой причине для адвокатов важно четко прописать в соглашении порядок оплаты оказанной юридической помощи и возможный порядок его расторжения.

«Гонорар адвоката является единственным его источником дохода. В адвокатском сообществе существуют оживленные споры, возможен ли выход адвоката по соглашению из уголовного дела в случае злостного уклонения доверителя от оплаты оказанных ему услуг. Данный вопрос в адвокатском сообществе до сих пор однозначно не разрешен. Мы для себя в бюро «Коблев и партнеры» этот вопрос закрыли и доводим до конца все дела, вне зависимости от имущественного состояния доверителя», – поделился адвокат.

Короткий срок действия «гонорара успеха», введенного поправками в Федеральный закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» с 1 марта 2020 года не позволяет сегодня говорить о сложившейся судебной практике по этому вопросу, считают специалисты. Кроме того, большинство соглашений заключаются на продолжительное время, а с момента изменений прошло всего полгода.

«Законодательное закрепление «гонорара успеха» имеет весьма большое значение. Ранее в судебной практике отмечен случай, когда суд первой инстанции взыскал с доверителя «гонорар успеха» за защиту по уголовному делу, сославшись на то, что в соглашении «сторонами выражены существенные условия <….> предусмотренные действующим законодательством и согласованные между сторонами, никто из них замечаний не представил и не оспорил». Определенно, в рассматриваемой ситуации суд проигнорировал положения Кодекса профессиональной этики адвоката о запрете на включение условия о «гонораре успеха» в соглашение на защиту по уголовному делу. Закрепление рассматриваемых поправок в федеральном законе позволит избежать подобных случаев», – уверен Александр Никифоров.

Утвержденные в апреле этого года «Правила включения в соглашение адвоката с доверителем условия о вознаграждении, зависящем от результата оказания юридической помощи», по мнению Дениса Юрова, помогли разрешить много вопросов. Однако неразрешенными остаются сложности с взысканием такого типа гонораров с противоположной стороны уже давно: сейчас вообще наблюдается тенденция к сильному снижению судебных расходов, присужденных к взысканию с проигравших.

Соглашение об оказании юридической помощи нередко становится предметом разногласий между адвокатом и доверителем, помимо части о гонораре защитника. Понятное и прозрачное соглашение, за которое как более «сильная» сторона отвечает адвокат, позволяет рассчитывать на доверие со стороны клиента, считает Александр Никифоров. Потенциально «опасными» же, по словам специалиста, являются те условия, которые противоречат закону. Например, пункт о запрете доверителю на досрочное расторжение договора или условие о невозврате неотработанного вознаграждения.

«Любые заявления и формулировки, которые могут ввести в заблуждение потенциальных доверителей (например, на предмет победы в суде, пункт 2 статьи 10 КПЭА) и вызвать безосновательные надежды – недопустимы. Понятно, что перед адвокатом стоит задача максимум, и ему необходимо приложить все силы к этому, но это не должно создавать у доверителей ощущение безусловной победы, если речь идет о судебном разбирательстве. Общее правило или рекомендация – четко сформулировать сам предмет соглашения с адвокатом, чтобы доверитель и защитник понимали, какой объем поручен в работу», – отмечает Денис Юров.

Широкая формулировка предмета договора для адвоката, по словам Руслана Коблева, дает доверителю право требовать исполнения всего поручения, указанного в соглашении. Невыполнение или недобросовестное его выполнение может привести к жалобе в адвокатскую палату на защитника.

До суда не доводить

Существует несколько возможностей досудебного урегулирования конфликта между адвокатом и доверителем. Обращение в адвокатскую палату субъекта с заявлением о возбуждении дисциплинарного производства в отношении защитника – один из самых распространенных. Такие инструменты, как переговоры или процедуры медиации, в настоящее время широкого распространения не получили, отмечает Александр Никифоров.

Большинство дисциплинарных производств возбуждается по заявлениям недовольных доверителей: это следует из публикуемой адвокатскими палатами статистики (например, АП Ивановской области, АП Ханты-Мансийского автономного округа, АП Чувашской Республики и другие). Грубые нарушения предыдущим адвокатом норм уголовно-процессуального законодательства и Стандарта осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, подчеркивает Руслан Коблев, могут быть обнаружены после замены защитника. Действующий адвокат вправе в интересах подзащитного (при отсутствии иной возможности исправить ошибки) обратиться в соответствующую квалификационную комиссию с жалобой на коллегу.

«Нужно признать, что претензии к предыдущему адвокату могут быть продиктованы желанием нового представителя или стратегией защиты оспорить или поставить под сомнения доказательства, особенно ранее данные показания, но такая стратегия далеко не всегда обречена на успех. Также имеют место случаи, когда новый защитник, желая превознести себя в глазах доверителя, настраивает последнего против предыдущего адвоката. Таким образом, все неудачи и поражения списываются на некачественное осуществление защиты на ранних стадиях», – поясняет Руслан Коблев.

Обращаясь к суду, защитник вправе сообщить только сведения о фактах, свидетельствующих, по его мнению, о нарушении права подсудимого на защиту, подчеркивает специалист. Публичные негативные оценки качества профессиональной деятельности предшественника в то же время признаются недопустимыми (пункт 1 и подпункт 1 пункта 2 статьи 15 КПЭА). Кодекс накладывает также на защитника обязанность уведомить совет адвокатской палаты, если им принято поручение против коллеги (подпункт 4 статьи 15 КПЭА).

«Принятие адвокатом поручения на представление интересов против другого защитника предполагает наличие такого сущностного признака как непосредственное представление адвокатом интересов доверителя – по спору с другим адвокатом, перед третьим лицом, привлеченным для разрешения возникшего спора (например, суда, медиатора). В целом норма позволяет согласовать возможные проблемы между членами корпорации, особенно когда речь идет о членах одного адвокатского образования. Она применяется чаще, чем, например, процедура медиации», – отмечает Александр Никифоров.

Руслан Коблев приводит следующие обстоятельства, способствующие мирному урегулированию конфликта между доверителем и адвокатом:

  • истцы зачастую не обладают юридическим образованием и не ориентируются в нормативном регулировании адвокатской деятельности (КПЭА, Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве, разъяснения Комиссии ФПА по этике и стандартам) – как результат, заявителям достаточно сложно составить аргументированный иск в суд;
  • риск для адвоката быть привлеченным к дисциплинарной ответственности при направлении жалобы в адвокатскую палату, а также опасения доверителя из-за возможного раскрытия адвокатской тайны в ходе такого рассмотрения (пункт 4 статьи 6 КПЭА), склоняют стороны к мирному урегулированию спора;
  • достаточно высокую роль играет корпоративная солидарность, закрепленная в пункте 4 статьи 15 КПЭА.

Советы адвокатских палат, если дело дошло до дисциплинарного производства, при рассмотрении жалобы на адвокатов исходят из презумпции добросовестности действий защитника. Однако, отмечает Руслан Коблев, сейчас изменилась практика привлечения к дисциплинарной ответственности: отсутствие составленного и подписанного соглашения с доверителем об оказании квалифицированной юридической помощи более не является однозначным аргументом. Теперь комиссия может установить наличие соглашения на основе иных фактов: участие в судебных заседаниях, предоставление ордера и другие.

Источник изображения: freepik

Рекомендуем

Статья

Кэпы, почасовка, авансы: о «работающих» и «неработающих» вариантах оплаты юридических услуг в России

Еще несколько лет назад почасовая оплата и другие альтернативные виды оплаты юридических услуг вызывали у многих непонимание – большинство предпочитало старую-добрую фиксированную стоимость за проект. Однако денежные отношения в юридической сфере постепенно меняются. Какой вид оплаты сегодня наиболее удобен для юристов и их клиентов, какие варианты выплат лучше всего предлагать иностранным специалистам и почему «почасовка» в России не в чести – рассказали практикующие юристы.

Статья

Правовой ликбез: как защититься от уголовного задержания?

Для задержания подозреваемого не всегда требуется решение суда, а правила его проведения не регламентированы законом, поэтому то, как пройдет этот процесс, сильно зависит от его исполнителей. Об основаниях процедуры и методах защиты прав задержанных рассказывает кандидат юридических наук, доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Андрей Гольцов.

Статья

Ахиллесова пята адвоката: риски при оплате юридических услуг

Добросовестно выполнив работу, адвокат может получить вместо гонорара войну с бывшим клиентом или повестку в суд с обвинением в хищении. Об основных рисках адвокатского гонорара и методах защиты от них рассказывает советник адвокатского бюро, адвокат Светлана Мальцева.

Комментарии 0

Нужно хоть что-то написать