Цессия в контексте постановления Пленума ВС РФ

Долгое время практика применения норм об уступке опиралась на Информационное письмо ВАС РФ от 2007 года. В 2017 году ВС РФ постарался заново разъяснить закон о цессии, однако по итогу превратил распорядительную сделку в договорах об уступках в правого кота Шредингера. Почему это произошло и как действовать с этим на практике, рассказывает Максим Башкатов.
Время прочтения: 7 минут

Революция Президиума ВАС РФ

На протяжении долгого времени практика в сфере уступки требования базировалась на довольно старом документе – Информационном письме Президиума ВАС РФ № 120 от 30.10.2007. Письмо, как отмечает преподаватель кафедры гражданского права Юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, руководитель направления «Правовое развитие» в Фонде «Центр стратегических разработок» Максим Башкатов, было прогрессивным и революционным: даже после реформы обязательственного права суды, толкуя измененную главу 24 ГК РФ, ссылались на него, хоть и посвящено оно было посвящено старой редакции кодекса.

«Это уникальный случай, Информационное письмо № 120 – в какой-то степени lex mercatoria. Там было заложено много простых и понятных для правоприменения моментов», – отмечает юрист.   

Одним из его ключевых нововведений стал принцип разделения в цессии на обязательственную и распорядительную сделки. «Идея очень простая – когда цедент отдает право требования, он, как правило, не очень хороший человек. Если вы посмотрите судебную практику, увидите, что в 90% кейсах, связанных с уступками, виноват цедент. Это легко понять. Право требования наступает чаще всего, когда у цедента нет денег, в результате чего он впадает в искус: уступить два раза, получить деньги от цессионария и «кинуть» его», – поясняет эксперт. 

Новеллы ГК РФ: перемена лиц в обязательстве. Уступка права (требования)

Особенно много подобных кейсов было в 2000-х годах, когда цедент уступал право требования, а потом оказывалось, что объекта передачи нет, рассказывает юрист. Суды никак не могли защитить обманутого цессионария, так как в исках об убытках не на что было опереться. Добросовестный цессионарий никак не мог проверить, не обманывает ли его цедент.

«Тогда, в 2007 году, ВАС РФ придумал принцип разделения. Это было гениально, он достал его как фокусник зайца из шляпы. Распорядительную сделку можно было обрушить на стадии раздела обязательства. Позднее юристы сообразили, что здесь можно делать много других вещей: например, ставить эту распорядительную сделку под условие, причем не только под отлагательное, но и под отменительное. Появились дополнительные бонусы, которых все ждали», – объясняет Максим Башкатов. 

После реформы ГК РФ в 2013 году многие юристы стали склоняться к тому, что теперь эту проблему можно решить без принципа разделения. Есть последствия признания сделки недействительной (причем не только в виде реституции, но и убытков), закрепилось поручительство и акцессорные обязательства.

Однако другая часть юристов настаивала, что с помощью распорядительной сделки решается множество других проблем. «Мы говорим о том, что на самом деле для передачи требования нужно отдельное волеизъявление. Это огромная проблема. Как сказать, что сегодня я цедент, а завтра цедент – Петя, с которым я договаривался? Распорядительная сделка очень хорошо и четко это показывает. Кроме того, ставить условия возможно только через распорядительную сделку. Да, у нас есть условное исполнение обязательств, не только юридическая сделка может ставиться под условие. Однако судебная практика противоречива. В судах знают про условные сделки, а про условное исполнение обязательств – не очень. Поэтому на короткой дистанции идея распорядительной сделки очень помогает», – считает Максим Башкатов.

В ГК РФ после реформы принцип разделения прочитывался между строк, однако в нем прямо не прописывалось существование распорядительной сделки. Именно этого ждали от разъяснения ВС РФ – признать принцип разделения в российском праве. 

Правовой кот Шредингера

То, что принцип разделения все-таки существует в гражданском праве, «намекали» две статьи новой редакции ГК РФ. В статье 389.1 главы 24 ГК РФ говорится, что требование переходит к цессионарию в момент заключения договора, на основании которого производится уступка. Речь идет об обязательстве сделки и основании передачи, то есть договоре.

«В статье 382 говорится, что право передается по сделке, то есть речь идет о самостоятельном волеизъявлении, о сделке распорядительной. Так юридическая молва толковала эти две нормы», – рассказывает Максим Башкатов.

По мнению юриста, Постановление Пленума ВС РФ № 54 не сделало ситуацию понятнее. Верховный Суд пытался отойти от проблемы и не тешить надеждой, что принцип разделения существует. Так, в первом пункте ВС РФ говорит, что уступка требования производится на основании договора, что очевидно и просто повторяет мысль ГК РФ. В пункте 5 ВС РФ уже пытается сказать, как на самом деле переходит право требования от лица А к лицу Б. В постановлении указано, что законом или договором может быть установлен более поздний момент перехода требования. Стороны вправе установить, что переход требования произойдет по истечении определенного срока или при наступлении согласованного сторонами отлагательного условия.

Максим Башкатов отмечает, что трудности возникают с трактовкой фразы про условную сделку. Она может подразумевать под собой распорядительную сделку, но прямо про нее не говорится. Далее ВС РФ устанавливает: в договоре, на основании которого производится уступка, может быть также предусмотрено, что требование перейдет в момент совершения отдельного соглашения, непосредственно оформляющего уступку (отдельного двустороннего документа о переходе требования).

Обновленный Гражданский кодекс: вызовы и возможности

Это означает, что распорядительная сделка все-таки есть, однако не по умолчанию. В постановлении ничего не говорится про дефолтное правило и, с точки зрения юриста, это одна из самых главных проблем.

«Объективно практическое средство здесь какое? Во-первых, если вы хотите пользоваться всеми бонусами распорядительной сделки самостоятельно, при переходе права требования делайте ее видимой. Оформляйте ее соответствующим образом, пишите в договор, что право перейдет в результате соглашения, непосредственно оформляющего уступку. Почему это важно? Потому что наличие такой распорядительной сделки во многом страхует и цедента, и цессионария. Для них четко понятен момент передачи права. В судебной практике пытаются искать какие-то косвенные чекпойнты, чтобы понять, что стороны договорились потом. Это самый большой минус того, что сказал ВС РФ», – резюмирует Максим Башкатов.

Как ВС РФ смог решить проблему инкассо-цессий? Почему Верховный Суд так и не смог защитить должника? Эти и другие позиции Постановления Пленума ВС РФ № 54 Максим Башкатов объясняет в своем вебинаре. 

Рекомендуем

Статья

Преюдиция суда в уголовном, гражданском и арбитражном процессе

Независимо от того, о каком процессе идет речь — уголовном, гражданском, арбитражном — суд обращает внимание в первую очередь на доказанные факты, которые не носят оценочный характер. Закон позаботился о том, чтобы эти реальные обстоятельства того или иного дела впоследствии могли использоваться для рассмотрения других споров без дополнительной проверки. Это и есть преюдиция.

Статья

Постановление Шредингера: как пленум ВС противоречит судебной практике

Предполагается, что Верховный Суд как орган, систематизирующий и задающий судебную практику, вырабатывает рекомендации, основываясь не только на исключительной правовой грамотности, но и анализируя реальные судебные прецеденты для устранения недочетов. Эти «инструкции» должны быть успешно реализованы нижестоящими судами, однако зачастую ожидания расходятся с реальностью. Опытный юрист в области интеллектуального права, патентный поверенный Дмитрий Марканов и зампредседателя Комитета РСПП по интеллектуальной собственности и креативным индустриям Анатолий Семенов в рамках вебинара Legal Academy обсудили вопросы, содержащие наибольшее количество противоречий между теорией и практикой.

Статья

Анализ обязанностей арендатора и арендодателя. Вебинар Legal Academy

13 октября 2021 года в 11:00 состоится вебинар «Содержание обязанностей арендодателя и арендатора. Анализ трех кейсов из практики Верховного суда РФ». Мероприятие организовано при поддержке «Газпромбанк» (Акционерное общество).

Нужно хоть что-то написать