Вне закона: как в России привлекают к ответственности за травлю в Сети

Буллинг давно стал привычным явлением в России и мире. Людей подвергают травле не только при личном контакте, но и в Интернете — с развитием новых технологий термин приобрел приставку «кибер». Жертвой может стать кто угодно — от ребенка до популярного исполнителя. Агрессор понимает: скрываясь за Всемирной паутиной, он скорей всего не понесет никакого наказания. Партнер CMS, глава практики интеллектуальной собственности Антон Банковский рассказал «Сфере», какие существуют инструменты для борьбы с травлей в правовом поле и как развивается законодательство в этом направлении.
Время прочтения: 5 минут

Антон Владимирович, что такое кибербуллинг с точки зрения нарушения основных прав человека?

— Это, прежде всего, покушение на достоинство личности, в то время как ничто не может быть основанием для его умаления в соответствии с Конституцией. Явление квалифицируют как нарушение права на неприкосновенность частной жизни, личной и семейной тайны, посягательство на честь и доброе имя человека. Все зависит от его формы и содержания.

Как распознать границу между высказыванием своего мнения и буллингом?

— Здесь речь идет не совсем о юридических категориях, а скорее о морально-нравственных, психологических или, может быть, социальных. Высказывание личного мнения может носить единичный или периодический характер с целью донести свою позицию до определенного лица или группы. При этом оппоненты избегают оскорбительных формулировок в отношении друг друга. В свою очередь буллинг — это постоянные негативные и целенаправленные действия, основная цель которых — унизить другого человека.

Какая ответственность за травлю в сети предусмотрена на сегодняшний день?

— В отношении агрессора применяются общие нормы КоАП РФ или УК РФ об ответственности за возбуждение ненависти или вражды, унижение человеческого достоинства, оскорбления, порочащие честь и достоинство гражданина, нарушение неприкосновенности частной жизни или за клевету.

Планируется ли усиление ответственности? Какие грядут изменения?

— В России нет специального правового регулирования кибербуллинга. В 2019 году в Государственная дума рассматривала инициативу о введении уголовной ответственности за кибербуллинг и разработке комплекса правовых норм, но дальше законопроекта члены нижней палаты парламента не продвинулись. Однако, некоторые из актов кибербуллинга подпадают под ряд правонарушений, упомянутых в КоАП РФ (оскорбление, клевета и т.д.). Кроме того, устроившему травлю может грозить уголовная статья, если тот занимался вымогательством, а также за склонение (содействие) к совершению самоубийства.

А как в других странах борются с этим явлением.

— В большинстве государств, как и в нашей стране, специальные правовые нормы об ответственности за кибербуллинг отсутствуют. Впрочем, есть и позитивные примеры. Так, специальные законы о защите интернет-пользователей в цифровом пространстве и о юридической ответственности за кибербуллинг действуют в Италии, ЮАР и Сингапуре. В Новой Зеландии в 2015 году приняли закон о вредных цифровых коммуникациях (HDCA), в котором изложены основные принципы коммуникации в цифровом пространстве, за нарушение которых предусмотрены различные санкции, вплоть до уголовного наказания. В США кибербуллинг в основном регулируется на уровне штатов: в общей сложности 48 административных единиц приняли законы о кибербуллинге, в 44 из них осуществляется уголовное преследование агрессоров.

 Как вы думаете, почему законодательные инициативы в области борьбы с кибербуллингом в России так и не сдвинулись с места? Тема стала неинтересной, или законотворцы не знают, как противостоять этому явлению?

— Нашей правовой традиции, как и традициям большинства европейских стран, свойственен общий подход к правонарушениям и ответственности за них. Природа проступка и наказание за него зачастую никак не связаны с использованием тех или иных технических средств. Проще говоря, деяния, совершенные в Интернете, приравнивают к хулиганству, статья за которое уже закреплена в правовом поле. Впрочем, вполне возможно, что способ коммуникации могут отнести к обстоятельствам, отягчающим ответственность, по ряду составов правонарушений.

 Все чаще люди, подвергшиеся травле в сети, обращаются в правоохранительные органы с требованием найти и наказать обидчика, но им отвечают отказом, ссылаясь на невозможность идентифицировать виновных, их личность и местонахождение. Может дело не в законе, а в отсутствии отточенного алгоритма действий по поимке нарушителя?

 Именно. Я в принципе согласен с тем, что основные проблемы в нашей правовой системе связаны с практикой правоприменения, а не обусловлены несовершенством законодательства. Работа правоохранительных органов с заявлениями граждан, не только подвергшихся травле в сети, но и по другим составам, оставляет желать лучшего. Если правонарушение осложнено использованием интернета, это вносит дополнительную сложность и в без того несовершенную работу правоохранителей.

 Стоит ли опасаться, что борьба с кибербуллингом приведет к тотальному государственному контролю уже не только в реальной жизни, но и в онлайне?

 У государства много механизмов для того, чтобы в той или иной степени осуществлять контроль в Сети. Не думаю, что для его усиления, если вообще такая цель существует, будет использована борьба с кибербуллингом. Думаю, что такие опасения беспочвенны.

 Что делать тем, кто подвергся травле в сети? Куда обращаться? Какие доказательства предоставить? И самое главное: как поступить, если государственные органы после этого продолжают бездействовать?

— Следует обращаться в правоохранительные органы. Для подачи заявления подойдут простые распечатки публикаций, на которые будет ссылаться потерпевший. Бездействие государственных органов может быть обжаловано по общему правилу в вышестоящих инстанциях, в прокуратуру или в суд.

Источник изображения: pixabay.com

Рекомендуем

Статья

«После прочтения сжечь»: есть ли у NFT рынка будущее в России?

Об NFT (Non Fungible Token, невзаимозаменяемые токены) активно начали говорить только в прошлом году. Это индивидуальный криптоактив, цифровой сертификат на право владения, который стал известным благодаря нескольким крупным продажам в области современного искусства. Почти за три миллиона долларов продали первый в мире твит, прогремела история с покупкой цифровой копии одной из работ таинственного Бэнкси, физический оригинал которой сожгли в прямом эфире, а цифровая работа художника Уинкелманна «Первые 5000 дней» поставила один из аукционных рекордов по стоимости. Рынок NFT развивается, но есть ли у него шанс на будущее в России?

Статья

Как защитить интеллектуальную собственность в условиях современного фармацевтического рынка

Вопросы соотношения защиты прав на интеллектуальную собственность и антимонопольного регулирования давно волнуют международное конкурентное сообщество. Споры обострились на фоне пандемии COVID-19. На новый уровень дискуссия вышла и в связи с грядущими изменениями в системе патентообразования. Чем они грозят, обсудили участники сессии «Антимонопольное регулирование и защита патентных прав в кризисных обстоятельствах», которая прошла на площадке Legal Academy.

Статья

Практически советы: как защитить авторские права на софт?

Софт — один из самых тяжелых объектов интеллектуальной собственности для защиты, при том, что популярность ПО на сегодняшний день сложно переоценить. Как правильно формировать отчетности по каждому этапу создания программного обеспечения и как защищать свои авторские права на софт в суде — рассказал Вадим Усков.

Комментарии 0

Нужно хоть что-то написать