Вас много, а я один. Как соцсети в России регулируют каверы и почему им так тяжело это дается

Каверы и перепевки известных композиций кажутся чем-то неотъемлемым в повседневной жизни. Однако с развитием социальных сетей следить за соблюдением авторских прав исполнителей становится все сложнее. Чем заканчиваются иски правообладателей из-за каверов и почему соцсетям так тяжело решить проблему нарушения авторских прав – в материале «Сферы».
Время прочтения: 17 минут

30 декабря 2020 года издательство «Джем» подало в Арбитражный суд Москвы иски на 120 тысяч рублей каждый к Mail.ru Group и «ВКонтакте». Причиной спора стали размещаемые во «ВКонтакте» и «Одноклассниках» каверы на защищаемые песни, которые остаются без выплаты вознаграждений.

В целом иски из-за каверов не настолько распространены, если учитывать количество переработок, каждый день загружаемых в Интернет. Однако «Джем» в это правило не входит. Как отмечает управляющий партнер юридической фирмы «Интеллектуальный капитал», патентный поверенный РФ и адвокат Роман Скляр, издательство активно судится по подобным вопросам – только за последний год было предъявлено более 20 исков нарушителям. «И, как правило, иски удовлетворяются. Очевидно, что основная цель таких исков – добиться своевременной оплаты лицензионного вознаграждения за использование произведения. Вместе с тем сумма компенсации, взыскиваемая судами, бывает весьма существенной, ведь, по сути, каждая переработка каждого музыкального произведения – это отдельное нарушение», – говорит адвокат.

Хотя подобные иски не настолько частотны, сложность их от этого не уменьшается. Каверов в социальных сетях действительно очень много, отследить их все крайне проблематично. При этом, как заявили в пресс-службе «ВКонтакте», позиция «Джема» неконструктивна и недоговороспособна, при том что сама социальная сеть пытается находить взаимоприемлемые решения со всеми правообладателями, у которых есть все инструменты для защиты контента. Однако прежде стоит разобраться в правовых тонкостях «каверного» искусства.

От Пушкина до статьи 1270 ГК РФ

Исполнение чужого произведения не всегда карается правообладателем и законом. Все случаи свободного использования произведения в информационных, научных, учебных или культурных целях прописаны в статье 1274 ГК РФ.

Так, использовать произведение без согласия автора возможно, если оно перешло в общественное достояние вследствие истечения сроков его охраны (70 лет с момента смерти автора). Здесь фраза «Пушкин – наше все» как никогда актуальна. Получить иск за использование его творчества, так же как и произведений Моцарта, Рахманинова, и кого-либо другого из композиторов и писателей, которые умерли более 70 лет назад, невозможно.

Дозволяется использовать произведения в личных целях: например, спеть «Батарейку» дома под гитару. Согласно статье 1274 ГК РФ, позволяется публично и вживую исполнять авторские произведения в образовательных и медицинских организациях, организациях социального обслуживания и учреждениях уголовно-исполнительной системы работниками данных организаций и учреждений и лицами, соответственно обслуживаемыми данными организациями или содержащимися в данных учреждениях. Однако только если кавер-исполнитель не преследует цели заработать – это касается, например, школьных концертов.

Другим случаем допустимого использования произведения без согласия автора является цитирование, напоминает руководитель практики «Интеллектуальная собственность» юридической фирмы «Интеллектуальный капитал» Василий Зуев. Этот аргумент часто применяется в схожих с «каверными» спорах, например в литературе – если речь идет о фанфиках, или о кино – в случае использования его отрывков в роликах. «Является ли использование первоначального произведения правомерным, в каждом конкретном случае решает суд. Однако здесь есть значительные сложности правоприменения. В случае использования фрагментов оригинального произведения без изменений (цитирование) довольно сложно определить объемы допустимого цитирования, так как нигде не определено что является объемом, оправданным целью цитирования. Здесь можно вспомнить дело BadComedian с Kinodanz», – рассказывает адвокат. 

Напомним, что в 2019 году кинокомпания Kinodanz направила иск к Евгению Баженову, автору канала BadComedian, из-за обзора фильма «За гранью реальности». По мнению компании, блогер неправомерно использовал видеоконтент и превысил объем цитирования – а следовательно, нарушил авторские права. Однако Евгений Баженов напомнил, что в законодательстве не прописаны точные правила и объемы цитирования. В конечном счете Kinodanz отказалась от исковых требований к BadComedian.

Еще одним интересным случаем свободного использования произведения являются пародии и карикатуры. «Чтобы производное произведение было признано пародией необходимо соблюдение двух критериев. Первый – первоначальное оригинальное произведение не должно быть вспомогательным средством, а должно быть в центре нового. Второй – пародия должна нести сатирический, высмеивающий характер. Однако, как правило, каверы и фанфики редко преследуют своей целью пародию на оригинальные произведения, в связи с чем такой подход не во всех случаях может быть применим», – уточняет юрист INTELLECT Даниил Тюпич.  

Кажется, дозволений для фанатов тех или иных произведений предусмотрено порядочно, но запреты для них не менее широки. Закон не позволяет без разрешения правообладателя использование произведения и публичное размещение/исполнение получившегося результата. Статья 1270 ГК РФ уточняет, что под способами использования произведения понимается публичное исполнение и переработка.

В законе прописывается, что публичное исполнение произведения – его представление в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения.

Под переработкой произведения понимается создание производного произведения (обработки, экранизации, аранжировки, инсценировки и тому подобного), говорит управляющий партнер юридической компании Semenov&Pevzner Роман Лукьянов. «Любое производное произведение является самостоятельным и подлежит охране. Доказывать критерий «самостоятельности» в данном случае никакой нужды нет. В основе любого производного произведения (кавер/фанфикшн/видео) лежат творческие формы оригинального произведения. В каком объеме эти формы должны быть использованы в производном произведении закон, конечно, не устанавливает, и едва ли это можно было бы как-то формализовать», – добавляет юрист.

При этом, как уточняет адвокат, руководитель проектов юридической группы «Яковлев и Партнеры» Денис Крауялис, переработать произведение, по сути, может любое лицо, не получая при этом разрешения использовать его для личных нужд. «Но как только произведение становится доступно и начинает использоваться повсеместно – если не решен вопрос с автором оригинального произведения, происходит нарушение прав. Вопрос о том, есть заимствование или нет, может решить только лицо, обладающее специальными знаниями. Разрешение данного вопроса необходимо отдать на разрешение эксперта и никак иначе, суд не может на слух и взгляд определять наличие или отсутствие заимствования», – говорит адвокат.

С помощью лицензионного договора или договора об отчуждении исключительного права собственник авторского права может решить вопрос с кавер-исполнителем, информационной площадкой или в принципе со всей сферой переработок. Однако что в случае договоров, что в случае производных композиций – вопрос всегда крайне индивидуален.

Спор о «Кукушке»

Показательно дело об использовании в четвертом сезоне телепрограммы «Голос» песни Виктора Цоя «Кукушка». В 2016 году ООО «Музыкальное право», которое является правообладателем исключительных прав на эту песню, подало иск к ОАО «Первый канал» о взыскании 300 000 рублей компенсации за незаконное использование песни в телепрограмме «Голос». Арбитражный суд города Москвы отказал истцу во всех требованиях. Первым аргументом стала статья 1329 ГК РФ, в соответствии с которой СМИ вправе самостоятельно определять содержание своих телепередач, в том числе и произведения, которые войдут в состав телепередачи, без необходимости получения каких-либо разрешений.

Второй довод защиты был в том, что «Первый канал» ранее заключил договор с «Российским Авторским Обществом» (РАО), на основании которого выплачивал соответствующее вознаграждение в пользу правообладателя. И наконец, само по себе включение в телепередачу музыкальных произведений является не самостоятельным способом использования, а лишь техническим процессом.

Апелляция поддержала первую инстанцию, однако после в дело вмешался Суд по интеллектуальным правам, выступивший как кассационная инстанция. Рассмотрев дело, СИП обратил внимание на целый ряд ошибок арбитражного суда. Одна из основных таких ошибок, по мнению СИП, заключалась в том, что кавер, показанный по «Первому каналу», был переработкой песни Виктора Цоя, а не просто исполнением ее вживую.

У РАО нет полномочий заключать лицензионные договоры на право использования произведения для целей переработки – только за публичное исполнение, сообщение в эфир или по кабелю, воспроизведение в личных целях музыкального произведения (в том числе, в составе аудиовизуального произведения). Таким образом, именно способ использования оригинального произведения и его несоответствие лицензионному договору стали одной из причин пересмотра решения. При новом рассмотрении Арбитражный суд города Москвы признал «Первый канал» нарушившим исключительные права ООО «Музыкальное право». 

Однако переработки не всегда бывают всего лишь кавером одного произведения. Существуют также мэшапы (наложение нескольких треков), попурри (исполнение нескольких узнаваемых мелодий). В случае с видео блогеры нередко используют нарезки из сразу нескольких фильмов или клипов. Кому в данном случае принадлежат права на композицию и могут ли они проходить по одному иску?

По мнению Даниила Тюпича, мэшапы и попурри, как и каверы, являются производными произведениями. Так что в случае получения согласия правообладателя оригинального произведения автором мэшапа, попурри и кавера будет являться создавшее его лицо.

«Стоит отметить, что мэшап в большинстве случаев не требует согласия правообладателей оригинальных произведений на их переработку, так как может быть отнесен к пародии. Как правило, при создании мэшапа его автор подбирает оригинальные произведения, не связанные единым жанром или идеей. Например, мэшап Аллы Пугачевой и американского репера 50 Cent с учетом разницы жанров больше похож именно на пародию», – уточняет юрист.  

Тем не менее, с точки зрения Романа Лукьянова, подобные сложные композиции, скорее, подходят под другое прописанное в законе понятие – составное произведение. «Под составным произведением понимаются антологии, энциклопедии, базы данных, интернет-сайты, атласы или другие подобные произведения. Составное произведение охраняется с одной стороны как единое целое (творческий элемент, предопределяющий охраноспособность, возникает применительно к подбору и расположению материала), а с другой стороны – каждое отдельное произведение, вошедшее в него составной частью, охраняется также самостоятельно. Каждый из правообладателей произведений, которые вошли составной частью, скажем, в попурри, может предъявить свой отдельный иск к их создателю, если такое использование, конечно, не было с ними согласовано», – считает адвокат.

Как отмечает Денис Крауялис, кому принадлежат права на композицию необходимо решать в каждом конкретном случае. «Некоторые авторы по открытой лицензии позволяют неопределенному кругу лиц использовать свои произведения, некоторые категорически не разрешают это делать. Но, как я говорил, технологии развиваются стремительно, и вне зависимости от желаний авторов произведения перерабатываются и используются законно или же незаконно», – говорит эксперт.

В случае с телевидением решать споры что правообладателям, что площадкам и каверам-исполнителям несложно, так как их исполнение сразу же прослеживается – тогда как с социальными сетями дело обстоит гораздо сложнее.

Соцсети vs каверы

«Социальные сети в силу специфики интернет-продукта очень часто являются нарушителями авторских прав, иногда это происходит непосредственно по вине менеджмента социальных сетей, иногда по вине пользователей, так как не всегда возможно отследить размещаемый пользователями контент», – утверждает Роман Скляр.  

Многие эксперты в качестве положительного примера нередко приводят политику YouTube, связанную с каверами. «Она сводится к участию правообладателей, заключивших с YouTube соответствующие соглашения, в совместной монетизации с кавер-исполнителями, что своего рода делает необязательным получение соглашения у таких правообладателей в случае создания кавер-версии их произведения», – рассказывает Даниил Тюпич. Так, например, все каверы на песню KAZKA «Плакала» в соответствии с подписанным соглашением, монетизируются самой исполнительницей.

Отслеживает перепевки YouTube с помощью специальной системы, которая может синхронизировать фонограммы и определять их идентичность. На российских площадках подобных возможностей все еще нет. Однако, как говорит Денис Крауялис, даже синхронизация фонограмм – не решенный до конца вопрос, поскольку идентифицируется лишь произведение, а не правообладатель, особенно если никакие разрешения у авторов оригинальных версий не получались.

Кто в таком случае должен контролировать соблюдение авторских прав – площадка, правообладатель или пользователь, загрузивший свое производное произведение? Как утверждает Даниил Тюпич, этот вопрос давно решен гражданским законодательством в статье 1253.1 ГК РФ. «Охрану (соблюдение) авторских прав на интернет-площадке осуществляет информационный посредник, то есть непосредственно интернет-площадка с установленными законом ограничениями, при этом сам правообладатель не ограничивается в реализации возможных способов защиты своих авторских прав», – говорит юрист.  

По мнению Дениса Крауялиса, за соблюдением авторских прав должны следить все (и площадка и обладатель прав), однако адвокат напоминает, что площадка просто не в состоянии проверить все объекты и самостоятельно определить, кому принадлежит конкретный объект. На данный момент соцсети все еще стакиваются с определенным технологическим барьером. Возможно, к проблеме тогда стоит подойти с другой стороны – законодательной.

«Действующее законодательство о производных произведениях в большей степени направлено именно на защиту интересов правообладателей оригиналов и не учитывает одну из основных целей авторского права, выраженную в поощрении и развитии творчества. Полагаю, что необходимо установить критерии, при которых использование оригинального произведения не будет считаться нарушением исключительных прав по аналогии с доктриной fair use, применяемой в США», – предлагает Даниил Тюпич.  

Доктрина fair use, то есть добросовестное использование, позволяет при определенных условиях использовать оригинальное произведение без получения согласия от правообладателя. В каждом конкретном случае изучаются фактические обстоятельства переработки. При этом произведение все равно должно быть создано с некоммерческой целью и не влиять в худшую сторону на положение оригинала на рынке.

С точки зрения Романа Лукьянова, вопрос с переработкой, производными и составными произведениями урегулирован достаточно точно (за исключением отдельных юридических тонкостей использования, которое предполагает выплату правообладателю, но не требует его согласия). «Возможно, механика урегулирования не самая эффективная в сравнении, скажем, с механикой регулирования данного института в США, но, по крайней мере, правила игры понятны. Я не вижу в этом смысле необходимости что-либо править в законе. Я также не вижу никакого смысла в создании специальных политик для площадок, поскольку сами производные и составные произведения, как правило, создаются за их пределами. Что же касается запрета на использование контента с нарушением прав третьих лиц – в общем смысле он есть практически во всех пользовательских соглашениях», – делится своим мнением адвокат.  

Денис Крауялис поддерживает идею законотворческих изменений. «Вопрос необходимо решать комплексно, без решения на законодательном уровне не обойтись. Обычные люди, пользователи пытаются реализовать свои творческие способности, у них нет ни знаний, ни возможностей договариваться с авторами о переработках их песен. Правообладатели тоже могут таким образом злоупотреблять своим правом: в конце концов, когда-то каждый из них мечтал прославиться, чтобы его песни звучали повсеместно, а теперь не готов принимать такую свободу творчества от населения. Но и без помощи площадок данный вопрос также не решить. С их стороны необходимо придумать техническое решение», – считает юрист.

Источник изображения: freepik - www.freepik.com

Рекомендуем

Статья

Борьба с контрафактом: принятые меры и достигнутые результаты

«Паленые» сигареты, алкоголь, поддельные сумки и туфли якобы от известных брендов…Рынок контрафакта в России процветает уже много лет. Различные ведомства в рамках своих компетенций продолжают принимать меры по ограничению оборота подделок — обсуждение реализуемых властями инициатив велось в рамках еще прошлогоднего Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ). В нынешнем году встреча повторилась на полях мероприятия для подведения итогов и анализа изменений, произошедших в этой сфере.

Статья

Программы на ТВ: в каких случаях это объект авторских прав, а в каких — смежных

В действующем законодательстве телепередачи и телепрограммы к объектам интеллектуальной собственности напрямую не отнесены. Возникает вопрос: какими нормами права следует руководствоваться в вопросах их правовой охраны?

Статья

Обращение взыскания на интеллектуальную собственность: тренды. Круглый стол Legal Academy

Как банкротство одной из сторон влияет на судебные решения в делах об интеллектуальной собственности и лицензионные договоры, какие сделки можно оспорить, есть ли какие-то особенности обращения взыскания при залоге — эти и другие вопросы обсудят эксперты.

Нужно хоть что-то написать