Трансгендерные люди в правовом поле: ожидания, реальность и проблемы

Совершая трансгендерный переход и желая изменить указание на пол в документах, человек взаимодействует с медицинским организациями, органами ЗАГС, МФЦ, военкоматом, а иногда и с судом. Хотя юристы отмечают, что трансгендерные люди не склонны защищать свои права в суде, в российской практике есть примеры разных дел – начиная с отказа от отчества и заканчивая защитой их родительских прав. «Сфера» поговорила с юристами и выделила основные направления судебной практики, а также привела кейсы последних лет.
Время прочтения: 30 минут

Новый гендер, новое имя и старые страхи

Последние два года процедура изменения гендера в записи актов гражданского состояния значительно упростилась. Ранее трансгендерные люди получали от ЗАГСа «дежурный» отказ, несмотря на справку об установленном диагнозе «Транссексуализм» и заключение медицинской комиссии о том, что показана смена паспортного пола, и шли в суд. Сегодня отдел ЗАГС обязан внести изменения в случае предъявления справки 087/у, согласно приказу Министерства здравоохранения РФ «Об утверждении формы и порядка выдачи медицинской организацией документа об изменении пола» (вступил в силу в 2018 году).

«Данная справка выдается в том случае, если при психиатрическом наблюдении лицу был поставлен, согласно МКБ-10 (международная классификация болезней), диагноз «Транссексуализм» (код F64.0), и далее была проведена соответствующая медицинская комиссия с участием врача-психиатра, врача-сексолога и медицинского психолога. Врачи в течение месяца принимают решение – выдавать справку об изменении пола или нет. Важно, что для изменения паспортного пола проведение хирургических вмешательств необязательно (или иных медицинских вмешательств, например прохождения гормональной заместительной терапии – «Сфера»). Некоторые суды отказывали в признании решений ЗАГС недействительными по той причине, что лицо не сделало косметическую операцию по коррекции пола. Это порочная практика: трансгендерный переход не определяется оперативными вмешательствами и уж точно не исчерпывается ими», – отмечает партнер коллегии адвокатов Pen & Paper, руководитель практики особых поручений Екатерина Тягай.

Например, в истории Проекта правовой помощи трансгендерным людям (ПППТ) есть выигранное дело от 2016 года, где суд обязал ЗАГС внести изменения в актовую запись (пол, имя, фамилия и отчество), упомянув, что «критерии изменения пола <…> нормативно не установлены и относятся к компетенции специалистов в области медицины». Истец проходил заместительную гормональную терапию, при этом ни одной хирургической операции в рамках коррекции пола не было проведено.

Часть трансгендерных людей, как отмечает адвокат Екатерина Тягай, из-за боязни судебных разбирательств, просто меняют имя, оставляя пол неизменным: они опасаются, что врач-психиатр может поставить им диагноз «Шизофрения», что влечет массу негативных последствий, существенно затрудняющих не только юридическую смену пола, но и просто обычную жизнь, особенно в российском обществе.

Однако и после получения справки 087/у изменить в рамках одной процедуры пол и имя – затруднительно. Дело в том, поясняет правовой советник ЛГБТ-группы «Выход» Максим Оленичев, что в заявлении об изменении  паспортного пола в документах в актовых записях граждане могут только попросить изменить, например, мужской вариант имени на женский с помощью окончаний (Иван – Иванна). Иногда, по его словам, органы ЗАГСа соглашаются и на смену имени (например, Иван на Анна), но это прямо не гарантировано законом.

«Человек получает новый паспорт с новым, актуальным указанием на пол и именем, производным от прежнего имени – которое, чаще всего, не устраивает самого человека. Так, трансгендерный человек вынужден второй раз обращаться для того, чтобы поменять имя на желаемое: в этой части он может получить новое свидетельство о рождении и по второму кругу – новый паспорт. В некоторых регионах ЗАГСы иногда меняют сразу же пол, имя и отчество по первой процедуре при внесении изменений в актовые записи о рождении в части гендера. Например, есть такая практика в Ленинградской области. А в петербургских ЗАГСах, как правило, этого сделать нельзя», – отмечает Максим Оленичев.

В практике о смене имени выделяются дела, касающиеся отчества. Трудности возникают, когда трансгендерные люди хотят вообще отказаться от отчества. Регионы решают этот вопрос на местах. Например, один такой иск, поданный с помощью юристов ПППТ, привел к формированию позиции Управления ЗАГС города Москвы: для полного отказа от отчества следует подавать заявление не на смену ФИО, а на внесение изменений в актовую запись о рождении. Позиция относится только к столице и Московской области.

Судебная практика в данный момент последовательно складывается в двух городах России – Москве и Петербурге, – где, в основном, расположены медицинские комиссии и центры, которые предоставляют услуги по хирургической коррекции пола. Руководитель практики особых поручений КА Pen & Paper, адвокат Екатерина Тягай отмечает, что единичные решения районных судов в иных субъектах РФ зачастую выносятся вразрез с этой уже относительно сложившейся практикой, и отражают степень непонимания вопроса, усугубленную страхом ответственности тех, кто принимает решения. Такие вердикты, безусловно, следует обжаловать, в том числе ссылаясь на более адекватную практику, пусть и сложившуюся в других регионах. В конце концов это, прежде всего, вопрос просвещения.

Трансгендерные люди наиболее уязвимы, как отмечают юристы, с точки зрения защиты своих прав, когда они уже живут и социализируются в соответствии с ощущаемым гендером, часто при этом проходя заместительную гормональную терапию и другие медицинские вмешательства, но еще не сменили документы. Несоответствие между указанием на пол, именем и  фотографией в паспорте с реальной внешностью человека приводит к сложностям при трудоустройстве, при обращении в медучреждения (по полису ОМС), во время покупки и проездных билетов (на поезд и самолет) и посадке, при проверке документов полицией, при аренде жилья и во время обращения в государственные органы, почтовые службы, коммерческие организации и в сферу услуг. Юристы Екатерина Тягай и Максим Оленичев отмечают, что большинство не обращается в суд для защиты своих прав.

Кейс № 1. Изменение паспортного пола гражданина России, родившегося в Украине. Проживающий и имеющий гражданство РФ трансгендерный мужчина (человек, которому при рождении был приписан женский пол, но который живет и социализируется как мужчина) решил изменить указание на пол в документах. Несмотря на то, что он родился на территории Украины, по закону, гражданин в этой ситуации имел право обратиться в местные органы ЗАГС в Петербурге. Документы у него приняли и отправили запрос на родину, так как без подтверждения информации о рождении действовать не могли, рассказывает Максим Оленичев. Запрос остался без ответа.

«Это большая проблема: ЗАГСы направляют запросы и сталкиваются с тем, что данные предоставляются или не оперативно, или вообще не присылаются. Люди находятся в подвешенном состоянии. Мы [юристы ЛГБТ-группы «Выход»] были вынуждены обратиться в суд, чтобы обязать украинский ЗАГС, в том числе, внести изменения в актовые записи о рождении. Дело рассматривалось в Петербурге», – поясняет Максим Оленичев.

Опередить военкомат – призыв до и после смены документов

Человек, совершающий трансгендерный переход и меняющий указание на пол в документах (независимо от того, мужской или женский), обязательно посещает военкомат. Трансгендерный мужчина, уже сменивший документы, не может устроиться на работу без военного билета (Статья 65 ТК РФ), поэтому обязан встать на учет. Зеркальная ситуация у трансгендерных женщин, которым необходимо сняться с учета. 

«Людей, официально сменивших паспортный пол с мужского на женский пол [по справке 087/у], как правило, освобождают от службы в мирное время. Трансгендерным мужчинам (получающим мужской паспорт) отказывают в службе по причине наличия психического заболевания – хотя, в очередной раз важно подчеркнуть, что ВОЗ уже отошла от данной концепции восприятия природы трансгендерности (как психического или поведенческого расстройства – «Сфера»). В зарубежных странах ситуация иная. В частности, в США трансгендерные люди проходят службу», – разъясняет адвокат Екатерина Тягай.

Получение военного билета трансгендерным мужчиной может занять от двух до шести месяцев. Психиатр медицинской комиссии в военкомате при установленном диагнозе F64.0 направляет человека в районный психоневрологический диспансер, где должны подтвердить или опровергнуть такой диагноз. Как правило, трансгендерного мужчину признают негодным для службы в армии в мирное время, но годным в военное, по словам Максима Оленичева. 

«Не всегда медицинская комиссия направляет человека на обследования в ПНД и вообще учитывает его трансгендерность. Трансгендерные люди зачастую <…> составляют план, чтобы поменять все документы, но иногда не успевают: государство в некоторых случаях, как, например, со службой в армии, действует достаточно быстро и призывает трансгендерную девушку в армию, если ей не удалось быстро получить новый паспорт с измененным, женским гендерным маркером», – отмечает Максим Оленичев.

Кейс №2. Призыв в армию до смены документов. В прошлом году к инициативной ЛГБТ-группе «Выход» обратилась трансгендерная девушка с мужскими документами. Она рассказала, что к ней пришла повестка. Начав обходить врачей, человек столкнулся с тем, что психиатр из комиссии, видя, что нет подтверждающих диагноз F64.0 документов, отказывался направлять ее на обследование в ПНД. Максим Оленичев рассказывает, что юристам удалось убедить сотрудников военкомата и врача-психиатра направить человека на обследование в ПНД, несмотря на отсутствие документов, чтобы подтвердить или опровергнуть диагноз F.64.0.

«Она съездила туда по мужским документам, в течение трех недель ее обследовали <…>, после этого выдали заключение об установлении F64.0, и человек получил негодность к службе в вооруженных силах в мирное время. Этот случай как раз показывает, что можно решить проблему и до смены документов», – отмечает юрист Максим Оленичев.

Трудовые отношения, перечеркнутые данные и пенсии

Трансгендерные люди, как отмечают юристы, чаще всего сталкиваются с дискриминацией в сфере труда. «Теоретически, отказ в принятии на работу можно оспорить в суде, однако это мало кто делает. Более того, часто уже работающие трансгендерные люди вынуждены увольняться по собственному желанию из-за буллинга, аутинга и даже харасмента. Поскольку большинство таких увольнений «добровольны», почти утрачивается возможность защитить свои трудовые права в суде. Однако это не означает, что невозможно добиться привлечения к ответственности тех, кто стал реальной причиной такого увольнения, и в России даже начали появляться отдельные позитивные примеры судебной практики по таким делам», – отмечает Екатерина Тягай. 

Отношения с работодателями осложняет для трансгендерных людей и существующая инструкция по заполнению трудовых книжек, утвержденная Постановлением Министерства труда и социального развития РФ. Дело в том, что они не подлежат замене, соответственно, чтобы внести в них новую информацию, необходимо зачеркнуть устаревшие данные – в данном случае ФИО. Таким образом, как отмечает Максим Оленичев, предъявляя книжку работодателю, трансгендерные люди, сменившие паспортный пол и имя, автоматически раскрывают информацию о своей трансгендерности, что может привести к предвзятому отношению.

Есть выход, как избежать раскрытия информации о совершенном трансгендерном переходе, считает юрист, – можно трудовую книжку «потерять» и соответственно после ее восстановить, если работник выразил согласие вести трудовую книжку только на бумажной основе. Дальше возможны два варианта, по мнению Максима Оленичева:

  • Первый – завести чистую трудовую книжку по новому месту работы с измененным гендерным маркером, но в этом случае трансгендерный человек с ее помощью не сможет подтвердить при необходимости свой стаж и квалификацию;
  • Второй – собрать справки с предыдущих мест работы (даты, должность), на их основании в новую книжку внесут данные, таким образом трудовой стаж восстановится для работодателя. Сложности заключаются в том, что некоторые компании к моменту сбора справок могут быть ликвидированы, и если они не сдали документы в госархивы, то шанс получить выписку равен нулю. Более того, от работодателя, который будет заполнять новую книжку, вряд ли удастся скрыть факт трансгендерного перехода. Так как в справках будет указано прежнее имя, и, соответственно, прежний паспортный пол может перекочевать в новую трудовую.  

Начиная с 2020 года в России вступила в силу норма о цифровых трудовых книжках. Работодатели передают в ПФР в электронном виде основные данные о трудовой деятельности и стаже каждого своего работника. Решит ли «цифра» проблему трудовых книжек для трансгендерных людей – покажет время и практика. 

«Нужно смотреть практику, <…> если там останутся те же проблемы, то можно подавать письма и просить внести некоторые изменения. По старым трудовым книжкам такая адвокация тоже велась, но Министерство труда РФ ответило, что считает внесение этих изменений в инструкцию по ведению трудовых книжек нецелесообразным», – рассказывает Максим Оленичев.

Новая трудовая книжка или восстановленная по справкам в любом случае не повлияет на начисление пенсии, так как ПФР в электронном виде ведет автоматический учет. Изменение пола на выплаты пенсии по старости никак не отразится, отмечают юристы. 

«Право на пенсию определяется, исходя из паспортного пола на текущий момент. Если речь идет о трансгендерной женщине, которая сменила паспортный пол с мужского на женский, то она вправе получать пенсию по старости с 60 лет, а если о трансгендерном мужчине, изменившем пол в документах – с 65 лет. Есть практика по этому вопросу у Европейского суда по правам человека – Постановление ЕСПЧ от 23.05.2006 по делу «Грант (Grant) против Соединенного Королевства» (жалоба N 32570/03)»», – уточняет Екатерина Тягай.

Кейс №3. Увольнение согласно перечню тяжелых работ. Человек 10 лет трудился печатником участка глубокой печати. Совершив трансгендерный переход и получив женский  паспорт, печатница предъявила работодателю документы, чтобы тот обновил информацию в своих базах. После этого работодатель фактически отстранил ее от работы и через неделю уволил. Компания в своем решении опиралась на постановление Правительства РФ «Об утверждении перечня тяжелых работ и работ с вредными или опасными условиями труда, при выполнении которых запрещается применение труда женщин», куда включена и профессия печатника. 

«Мы до сих пор в судах с 2017 года, изначально нам отказали в признании факта дискриминации и в восстановлении женщины на работе, мотивировав тем, что она не может работать по профессии, входящей в список. Год назад, в апреле 2019 года, Фрунзенский районный суд города Санкт-Петербурга удовлетворил наш иск, обязал компанию-работодателя восстановить ее на работе и выплатить утраченный заработок – 1,8 миллиона рублей. На это была подана апелляционная жалоба со стороны компании, которая сейчас рассматривается в городском суде Санкт-Петербурга. Слушание назначено на апрель. Подобное дело – первое известное в России, и его результат повлияет на работодателей. Возможно, в будущем они уже не пойдут в суд и будут рассматривать этот прецедент как способ решения вопроса», – считает юрист Максим Оленичев, представляющий истицу в суде.

Возможны ли брачные отношения для трансгендерных людей?

Сейчас ЗАГСы, по словам юриста Максима Оленичева, не предпринимают активных действий, если люди, находящиеся в браке, меняют указание на пол в документах. При этом, как отмечает юрист, во время процедуры изменения данных в свидетельстве о рождении (в части указания на пол), у состоящего в браке человека есть выбор – приносить ли с собой свидетельство о браке, чтобы в него внесли изменения, или нет. 

«Если трансгендерный мужчина или женщина не предоставили свидетельство, то ЗАГС не обращает внимания на факт наличия брака. Человек меняет гендер в документах и живет дальше со старым свидетельством о браке, где написано, что союз заключен между мужчиной и женщиной. Другое дело, когда нужно подтвердить, что человек находится в браке: тогда приходится раскрывать трансгендерный статус. Но, как правило, такие проблемы до нас не доходят, и люди решают их, не выходя в суд», – рассказывает Максим Оленичев.

Полулегальное положение такого брака потенциально влияет и на режим общей совместной собственности супругов, отмечает Екатерина Тягай. «Проблема заключается в том, что семейное законодательство – а теперь и Конституция, судя по всему, – признает браком именно союз мужчины и женщины. Если же один из супругов меняет указание на пол в документах, то возникает вопрос, продолжают ли такие отношения содержать в себе необходимые признаки брака, и сохраняются ли правовые последствия брака, в т.ч. режим совместной собственности. На практике очень часто от лица, планирующего изменить паспортный пол, требуют сначала расторгнуть брак и урегулировать другие социально-правовые вопросы. Однако возникают и коллизии, когда меняют указание на гендер в документах, находясь все еще в браке. В результате суды вынуждены либо признавать браком однополый союз и считать имущество в таком браке совместной собственностью, либо возникает ситуация, когда лица одного пола формально состоят в браке, но фактически обладают правом личной собственности каждого из них в отношении имущества, нажитого в период после изменения паспортного пола», – поясняет Екатерина Тягай.

Кейс № 4. Брак с двумя невестами. Шесть лет назад в Петербургском ЗАГСе был зарегистрирован брак Ирины Шумиловой и Алены Фурсовой, передавала «Фонтанка.ру». Их зарегистрировали, так как у одной из них был женский гендер по паспорту, а у другой – мужской (это была трансгендерная женщина, внешне она выглядела феминно и уже проходила заместительную гормональную терапию). Противники однополых браков публично обещали СМИ принять меры и оспорить законность этого союза. Однако российское семейное законодательство, как отмечает адвокат Екатерина Тягай, в настоящий момент не содержит положений, по которым можно признать подобный брак недействительным.

«Как было отмечено выше, для заключения брака необходимы взаимное добровольное согласие мужчины и женщины, вступающих в брак, и достижение ими брачного возраста (п. 1 ст. 12 СК РФ). Если изменение паспортного пола произошло после заключения брака, то это не является основанием для признания подобного брака недействительным – до изменения гендера в документах одним из супругов брак в полной мере соответствовал действующему семейному законодательству. <…> Таким образом, если трактовать закон буквально, может возникнуть ситуация, при которой в браке будут находиться лица одного пола. Однако на практике медицинская комиссия просто не выдает справку [087/у] пока состоящий в браке трансгендерный человек не расторгнет союз», – поясняет Екатерина Тягай.

Максим Оленичев отмечает, что в Петербурге сегодня врачи не требуют расторжения брака,  оценивая исключительно психическое состояние человека, позволяющего ему принять осознанное решение о переходе. Вопрос о заключенном ранее союзе решается в ЗАГСе. 

Защита родительских прав трансгендерных людей и смена графы 

Дела о лишении или ограничении родительских прав трансгендерных людей постепенно пополняют судебную практику. В подобных процессах суды, как отмечает Екатерина Тягай, практически всегда назначают судебную психиатрическую экспертизу с целью установить, каким образом трансгендерность родителя оказывает влияние на психику ребенка и формирование его гендерной идентичности. Судьи в своих решениях активно ссылаются на Федеральный закон РФ от 29 декабря 2010 года N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», и, по мнению юристов, склонны трактовать его весьма вольно. 

«Одним из оснований для лишения родителя его родительских прав в отношении ребенка является злоупотребление ими, то есть реализация этих прав в ущерб интересам ребенка. Так как категория «злоупотребление» является оценочной, суды подходят к ее толкованию широко и признают злоупотреблением множество обстоятельств. Например, создание препятствий к получению ребенком образования, вовлечение его в занятие азартными играми, попрошайничеством или проституцией. Увы, практика показывает, что иногда трансгендерность родителя ставится в тот же ряд: суды используют нормы закона № 436-ФЗ для лишения трансгендерных людей родительских прав, потому что считают распространение «запрещенной» для детей информации одним из видов злоупотребления родительскими правами. Ситуация ухудшается еще и тем, что этот закон не содержит определения понятий «информация» и «распространение», в связи с чем открываются широкие возможности для вольного толкования закона и идеологического злоупотребления уже им», – отмечает Екатерина Тягай.

Специалист отмечает, что в целом практика по данной проблеме разная: иногда российские суды в своих решениях исходят из очевидной идеи о том, что изменение паспортного пола родителем само по себе не является основанием для лишения родительских прав и не несет угрозы ребенку. При этом судьи учитывают этот факт и в совокупности с другими обстоятельствами, подчеркивает Екатерина Тягай, из-за чего измененный в документах гендер может приобрести юридическое значение. Например, если по мнению суда, действия трансгендерного родителя приведут к психической травме ребенка и необходимости последующего лечения – хотя реальной практики, доказывающей такие риски, фактически нет.

Новые дела не только влияют на судебную практику внутри страны, но и могут стать международным прецедентом. Европейский суд по правам человека в конце 2019 коммуницировал жалобу от гражданки России. Трансгендерная женщина направила жалобу после того, как национальные суды ограничили ее родительские права в отношении двух биологических детей. Инициировала дело бывшая супруга (до трансгендерного перехода), которая также добилась запрета видеться с детьми. Юрист Проекта правовой помощи трансгендерным людям Татьяна Глушкова подчеркивает, что ЕСПЧ ранее не рассматривал дел с подобными обстоятельствами — а значит, решение станет прецедентом для всех европейских стран, пишет «Коммерсантъ». 

Помимо решения ЕСПЧ потенциально на вердикты судов может оказать влияние новый проект МКБ-11, опубликованный в 2018 году. В отличие от принятой Россией МКБ-10, там не содержатся категории психического расстройства, имеющие отношение к трансгендерности: она получила новое название «гендерное несоответствие» и вошла в отдельную категорию «состояний, относящихся к сексуальному здоровью». Для стран-участниц ВОЗ новая классификация вступит в силу с 1 января 2022 года. Однако каждое государство будет самостоятельно решать (в процессе разработки нормативно-правового акта), каким образом перейдет на МКБ-11 и как применит новый проект у себя.

«Пока не ясно, как наша страна будет применять МКБ-11 в этой части и вообще будет ли. Идут яростные дискуссии по поводу исключения трансгендерности из списка болезней.  Возможно, что после внесения поправок в Конституцию РФ и установления примата национального права над международным, мы будем вольно и избирательно подходить и к исполнению предписаний ВОЗ», – поясняет Екатерина Тягай.

Защита родительских прав трансгендерного человека даже в случае, когда второй родитель не оспаривает их в суде, не до конца урегулирована в части их подтверждения: ЗАГСы не могут вписать в свидетельство о рождении ребенка еще одну мать или отца. 

«Например, трансгендерная женщина совершила юридический транс-переход, и по документам после перехода [в юридически гетеросексуальной семье с детьми] – две женщины. Соответственно, органы ЗАГСа не знают, что в такой ситуации делать. С одной стороны, мать есть, отца уже нет, но есть вторая женщина, которая является родителем. В свидетельстве о рождении нет таких граф – «родитель 1» и «родитель 2»», – поясняет Максим Оленичев.

Столкнувшись с данной проблемой, по наблюдению юриста, трансгендерные люди почти никогда не идут в суд. Родители, совершившие переход, чаще живут по старым документам. Люди с измененными документами доказывают, что являются законными представителями своих детей с помощью справок или раскрывая свой статус.

Кейс №5. Переход из графы «мать» в графу «отец». В 2015 году в районном суде Ленинградской области юристы «Выхода» выиграли дело об изменении данных в свидетельстве о рождении своего биологического ребенка. Истец – трансгендерный мужчина, чей паспортный пол до перехода был женским. Будучи единственным родителем, он обратился в ЗАГС с просьбой внести изменения в свидетельство о рождении своего ребенка – из графы «мать» данные о нем перенести в графу «отец».

«Ему это было необходимо, так как приходилось каждый раз показывать свидетельство о рождении ребенка, где [содержалось] несоответствие. В связи с этим его могли не признать в качестве законного представителя ребенка. ЗАГС, естественно, мужчине [в изменении данных] отказал, потому что такой процедуры нет. Но в первой инстанции суд пошел нам навстречу и обязал ЗАГС внести изменения в актовую запись о рождении ребенка. Данные из графы «мать» перенесли в графу «отец»», – рассказывает Максим Оленичев.

Юрист отмечает, что пока это дело – единственный известный пример положительной судебной практики в России. Однако изначально обстоятельства данного разбирательства были проще в сравнении с ситуациями, когда у ребенка в свидетельстве о рождении указаны оба родителя.

Кейс №6. Френсис и усыновленные дети. В 2017 году органы опеки забрали приемных детей у супругов Савиновских на основании приказа Управления социальной политики Министерства социальной политики Свердловской области по Орджоникидзевскому району города Екатеринбурга. Решение об усыновлении было признано недействительным, после того как Френсис (по документам – Юлия, из уважения к гендерной идентичности пишем о нем в мужском лице), тогда еще не будучи открытым трансгендерным человеком, сделал операцию по удалению молочных желез. Органы опеки утверждали, что грудь мешала человеку потому, что имело место психическое отклонение, их внимание также привлекли блог в Instagram и записи от мужского имени Френсис. Правозащитники отмечают, что человек жил как женщина и никому, в том числе детям, о самоощущении Юлии-Френсиса не было известно. 

Записи из блога легли в основу дела, органы опеки пришли к выводу, что человек собирается совершить трансгендерный переход. Решение опеки было обжаловано Савиновских в районном и областном судах. Была назначена судебная психиатрическая экспертиза. Именно мнение привлеченного судом эксперта, по словам Максима Оленичева, стало решающим в этом процессе.

«Я рассматриваю это дело по большей части как судебную ошибку. <…> Существует перечень утвержденных правительством заболеваний, при наличии которых невозможна передача детей в приемную семью. Там, в том числе, указываются и психические расстройства, которые мешают человеку контролировать свое состояние. Но трансгендерность к таким состояниям не относятся. <…> Эксперт установил, что трансгендерность относится к группе психических расстройств МКБ-10, но при этом дальше не проанализировал, что это никоим образом не влияет на поведение человека и на детей», – считает правовой советник ЛГБТ-группы «Выход» Максим Оленичев.

Национальные суды, куда с исками обращался Френсис Савиновских, поддержали позицию Министерства социальной политики Екатеринбурга, и в прошлом году была подана жалоба в ЕСПЧ. В данный момент вместе с родными детьми Савиновских проживает в Испании, там специалисты подтвердили его трансгендерность. Френсис признался в интервью The Insider, что никогда не скрывал в общении с журналистами свое самоощущение, но просил не афишировать факт трансгенедерности, пока шли суды.

Редакция благодарит ЛГБТ-группу «Выход» за консультацию по корректному употреблению лексики в отношении трансгендерных людей. 

Рекомендуем

Авторский взгляд

Клип на миллионы: конфликт между Шнуровым и Собчак глазами юристов

Скандал, развернувшийся на фоне нового клипа солиста группы «Ленинград» Сергея Шнурова, не утихает вторую неделю. Мишенью сатиры музыканта стала ведущая Ксения Собчак, с которой артист уже давно выясняет отношения в социальных сетях. Однако на этот раз был создан опасный прецедент — в разборки взрослых втянули ребенка. «Сфера» решила разобраться, может ли ситуация обернуться против острого на язык певца с точки зрения права.

Статья

Недетские игры: как работает право в киберспорте

Эра компьютерных технологий порождает новые самостоятельные и устойчивые рынки. В качестве примера можно привести киберспорт — официальные соревнования по прохождению видеоигр, ключевую роль в которых играют не только сами игроки, но и те, кто вкладывает в это деньги: спонсоры, рекламодатели, организаторы. Почему сфера нуждается в правовом регулировании и каким образом это нужно делать, обсудили эксперты в рамках круглого стола на площадке Legal Academy.

Статья

Ответственность контролирующих должника лиц при банкротстве: кого и как можно привлечь?

Дел по привлечению к ответственности контролирующих лиц должника в юридической практике становится все больше. Руководитель практики банкротства в юридической фирме, адвокат Станислав Петров рассказывает на лекции Legal Academy об особенностях этой процедуры. Эксперт анализирует данные судебной практики, показывает основные виды ответственности и объясняет, как ее можно избежать.

Нужно хоть что-то написать