Судебный приказ – эффективна ли мера?

Число дел, рассмотренных в порядке приказного производства, растет год от года. Только за шесть месяцев 2019 года суды общей юрисдикции рассмотрели 10,2 миллионов подобных дел. Однако в последнее время резонанс получили случаи мошенничества с помощью этого инструмента. В результате возникли вопросы к эффективности, а главное – безопасности процедуры судебного приказа. Юристы рассказали «Сфере» о преимуществах и слабых сторонах судебного приказа, а также предложили меры по повышению его эффективности.
Время прочтения: 18 минут

Статистика на стороне приказного производства

В гражданском процессе судебный приказ применяется почти 20 лет, с 2001 года. Юристы отмечают, что, по сравнению с исковым производством, судебный приказ это быстрый и упрощенный по форме и содержанию инструмент. Судья в 5-дневный срок (или 10-дневный в арбитражном судопроизводстве) без запросов и полноценного разбирательства выносит решение. Уже через несколько дней должник по почте получает копию приказа, и у него есть возможность практически также быстро отменить его. Инструмент экономит взыскателю расходы на юристов и госпошлину (50% скидка от суммы на подачу иска), а также обладает силой исполнительного документа, таким образом, позволяя пострадавшей стороне (заявителю) быстро защитить свои права.

«Все эти годы каких-то серьезных проблем с применением приказного производства не было. Оно является сегодня сбалансированной процедурой, в которой все риски сторон уравновешены их процессуальными возможностями, что подтверждается судебной практикой. Эффективность этой процедуры также обосновывается многолетней судебной практикой: в 2018 году в приказном производстве было рассмотрено около 40-50 % от всех дел, рассмотренных судами общей юрисдикции, и около 15% от всех дел, рассмотренных арбитражными судами», – отмечает государственный советник юстиции РФ 3 класса, преподаватель факультета повышения квалификации судей Российского государственного университета правосудия Алексей Солохин.

Приказное производство в гражданском и арбитражном процессах

Чаще всего в гражданском судопроизводстве, отмечает кандидат юридических наук, заведующая кафедрой гражданского процессуального права Северо-западного филиала ФГБОУВО РГУП Лилия Войтович, заявления о выдаче судебного приказа подаются о взыскании алиментов, задолженности по оплате жилого помещения, расходов на капитальный ремонт и содержание общего имущества в многоквартирном доме, коммунальных услуг, а также услуг связи. В административном судопроизводстве, как правило, активно рассматриваются требования по обязательным платежам и санкциям. Адвокат, независимый советник по правовым вопросами, третейский судья, старший преподаватель РАНХиГС при Президенте РФ Андрей Некрасов подчеркивает, что приказ сегодня наиболее востребован в случаях, когда процедуру запускают так называемые профессиональные (квалифицированные) заявители

«Особенно это востребовано в сфере ЖКХ. У небольшой управляющей компании, ЖСК, ТСЖ, нет юристов в штате, и они сами формируют документы. Конечно, у таких субъектов нет денег на опытных адвокатов и даже желания их иметь, поэтому они используют судебный приказ, таким образом заочно взыскивая деньги с жильцов, например. Простых граждан мы обычно отговариваем, если понятно, что другая сторона будет сражаться», – отмечает Андрей Некрасов.

Изготовление судебного приказа по сравнению с мотивированным решением по исковому делу экономит время и ресурсы самой системы правосудия. Частично эта особенность, как считает Лилия Войтович, делает процедуру необходимой для нормального функционирования страдающей от перегруженности судебной системы.

Маневр для мошенничества

Короткие сроки, в которые изготавливается судебный приказ, обеспечиваются прописанным в законе условием – судья рассматривает только бесспорные требования. Таковыми являются заявления, подтвержденные письменными доказательствами, достоверность которых не вызывает сомнений, отмечает государственный советник юстиции РФ 3 класса Алексей Солохин, ссылаясь на разъяснения Верховного Суда РФ.

«В случае возникновения у судьи каких-либо сомнений в подлинности доказательств, он отказывает в выдаче судебного приказа. Более глубокой проверки документов по требованиям, которые рассматриваются в приказном производстве, не требуется. Если такая проверка необходима, то тогда это требование не будет рассматриваться в приказном порядке. В любом случае, у должника всегда будет возможность отменить судебный приказ», – поясняет специалист.

Мошенники пользуются этой особенностью инструмента, и именно путем фальсификации доказательств пытаются изъять у граждан средства. Дело в том, отмечает адвокат Андрей Некрасов, что судья не является экспертом-почерковедом, например, чтобы проверить подлинность подписи. Нет у судьи и полномочий назначить экспертизу документа, чтобы узнать, подделан нотариальный документ или нет. Специалист вспоминает показательный и резонансный случай, который произошел в 2019 году с пенсионеркой из Москвы. Мошенники подали заявление о вынесении судебного приказа, указав неверные данные о месте ее жительства. Как считает адвокат, преступники воспользовались тем, что пока не существует надлежащей идентификации сведений, передаваемых в суд, например – проверки подлинности указанного в заявлении адреса должника.

«Собирались взыскать по таким приказам несколько раз почти по 500 тысяч рублей. Были подделаны документы, которые по [главе 11 ГК РФ] судья не проверял. Он даже если усомнится, формально не вправе сделать судебный запрос относительно адреса проживания и вообще выяснять действительность, например, подписи и остального. Так легко и непринужденно гражданка стала должницей примерно на 1 миллион рублей. Узнала она об этом случайно», – рассказывает старший преподаватель РАНХиГС при Президенте РФ Андрей Некрасов.

Мошенники в этом случае воспользоваться судебным приказом не успели. Хотя по простой схеме им достаточно было обратиться в банки и проверить, открыт ли у жертвы там счет, с целью взыскать средства. Однако уже известны случаи, когда граждане узнавали, что против них выписали приказ, только после списания средств с карточки. Истории пострадавших собрала в материале «Российская газета». Чаще всего недобросовестные действия заявителей, по словам государственного советника юстиции РФ 3 класса Алексея Солохина, могут иметь место, когда взыскиваются задолженности, связанные с неисполнением договора. В том числе это относится сделкам, совершенным в простой письменной форме, отмечает специалист.

Отменить судебный приказ должнику, который или не согласен с решением, или стал жертвой мошенников, можно, составив самостоятельно немотивированное заявление и направив его в суд. Адвокат и третейский судья Андрей Некрасов отмечает, что, судя по многолетней практике, если в принципе должник не согласен, то приказ практически всегда отменяется судьей.

По закону срок на подачу возражения отсчитывается либо с вручения копии приказа, либо спустя семь дней с момента поступления этого документа в почтовое отделение по месту жительства или нахождения должника (Постановление Пленума ВС РФ N 62). Такой порядок может быть выгоден недобросовестным заявителям, склонным указывать неправильный адрес.

«В процессуальном законодательстве фактически действует фикция получения должником копии судебного приказа. Должник считается получившим приказ, если судом и почтой соблюдены правила его направления и доставки. Такой подход позволяет эффективно защитить нарушенное право [заявителя]», – отмечает государственный советник юстиции РФ 3 класса Алексей Солохин.

Мировой судья или арбитражный суд в качестве доказательства получения копии принимают информацию с официального сайта ФГУП «Почта России». Алексей Солохин отмечает, что должник может опровергнуть эти данные и отменить приказ с помощью ряда документов. Например, это доказательства нарушения почтой правил доставки корреспонденции или справки, подтверждающие, что должник отсутствовал по месту жительства, потому что болел, был в командировке, отпуске или переехал. Перечень таких доказательств открытый, отмечает специалист.

«На практике судебные приказы отменяются даже спустя несколько месяцев после их выдачи судом. Таким образом, с одной стороны, существует вероятность того, что должник узнает о приказе спустя некоторое время, но этот риск компенсируется возможностью отменить приказ даже после истечения срока для его отмены», – подчеркивает государственный советник юстиции РФ 3 класса Алексей Солохин.

Возвращение средств – хэппи-энд или исковой сиквел

Если взыскатель является добросовестным гражданином или организацией, то шансы должника, помимо отмены приказа, еще и вернуть деньги – крайне высоки, подчеркивает Алексей Солохин.

«Достаточно направить в суд возражения в отношении исполнения судебного приказа, указать на наличие уважительных причин, приложить доказательства, подтверждающие наличие таких причин, и попросить у суда повернуть исполнение судебного приказа. Тогда деньги, которые были списаны, вернуться на счет», – отмечает специалист.

Иной сценарий ждет тех, кто столкнулся не с ошибкой организации или недоразумением, а с мошенниками. Например, если недобросовестные заявители успели посетить отделение банка и потребовать опустошить счет «должника» на сумму до 500 тысяч рублей, предъявив исполнительный документ на специальном бланке строгой отчетности.  Возвратить уже взысканные средства будет в этом случае на порядок сложнее, уверен адвокат и третейский судья Андрей Некрасов.

«Никакие структуры в безакцептном порядке пострадавшему не помогут, в том числе банк, который только исполняет. Только в общем порядке человек вправе требовать возврата. Есть в исполнительном производстве возможность поворота исполнительного документа (статья 443 ГПК РФ), но юридически это может сработать, при условии, что повезет успеть вовремя и также если приставы временно перевели денежные средства к себе на счет, а не перевели еще их взыскателю. Однако, как правило, все происходит значительно быстрее, и сам заявитель вправе обратиться в банк с приказом, где, как ему известно, открыт счет должника. Несколько лет назад появилась такая возможность», – рассказывает Андрей Некрасов.

Итог – в случае мошенничества средства придется отсуживать в исковом порядке. На этом пути, как отмечает Андрей Некрасов, есть вероятность столкнуться с подставным заявителем, чей паспорт просто позаимствовали за вознаграждение. И даже если удастся выйти на тех, кто действительно подал заявление на выдачу приказа, как правило, к этому моменту все незаконно взысканное будет уже потрачено. По словам адвоката, практика показывает, что пострадавший может добиться в лучшем случае возмещения своих убытков небольшими суммами, причем выплаты будут растянуты во времени. В худшем – добиться не удастся вообще ничего.

Несколько сценариев, как повысить эффективность инструмента

После случаев мошенничества в сообществе юристов стали обсуждать, как можно было бы повысить качество судебных приказов и обезопасить граждан. Звучат, в том числе, предложения пересмотреть список требований (в сторону его сокращения), по которым выдается судебный приказ, и ввести нотариальное заверение для большего числа сделок. Алексей Солохин сомневается, что это повысит эффективность приказа, так как если речь идет о подделке документов, то сфальсифицировать можно и нотариально заверенные документы.   Настороженно воспринимает эту идею и адвокат Андрей Некрасов, отмечающий, что эти разговоры – результат сильного нотариального лобби в законодательных органах и в исполнительной власти России.

«Разве нотариус является у нас сильным специалистом в договорной работе? Нет, чтобы быть специалистом в этом, необходимо понимать, как в суде будет выглядеть документ, каждый пункт которого станут оспаривать. У нотариуса нет такой практики, потому что его производство – бесспорное. Делать шаблонные договоры тоже не так просто, так как судебная практика меняется и нормы тоже. Кроме всего прочего, это расходы, потому что нотариусы берут процент от цены договора, а для граждан эти суммы могут быть значительными», – комментирует Андрей Некрасов.

Онлайн разрешение споров как глобальный тренд

Вменить судьям при нынешнем развитии баз данных и электронного правосудия рассылать запросы и назначать экспертизы, по мнению специалистов, значит потерять важные положительные качества инструмента.

«Можно предположить, что необходимость осуществления судом запросов в приказном производстве повлечет существенное увеличение времени для реализации этой процедуры, что лишит ее важных положительных характеристик. Вместе с тем, эти действия, безусловно, положительно повлияют на качество судебных актов по таким делам», – отмечает двойственность подобной меры Лилия Войтович.

Возможность задерживать средства должника на счетах приставов перед переводом их взыскателю на определенный срок, как считает Андрей Некрасов, также недостаточно эффективная и оправданная процедура. Специалист опасается, что дополнительная функция приведет к перегруженности института приставов, где сейчас наблюдается текучка кадров, низкие зарплаты и коррупция.

Лилия Войтович, Андрей Некрасов и Алексей Солохин предложили ряд мер, которые, по их мнению, являются наиболее перспективными в вопросе повышения эффективности применения судебного приказа:

  • увеличение судейского корпуса;
               
  • развитие электронного правосудия (доступ к различным базам данным, развитие межведомственного электронного взаимодействия);
               
  • направление копии судебного приказа должнику в электронном виде;
               
  • уведомления должника перед списанием средств через банк с обязательным периодом ожидания.

Кандидат юридических наук Лилия Войтович предположила, что устранить недостатки можно, увеличив численный состав судей и работников аппарата суда, а также их обеспечение. Существует, по ее словам, и специализированный подход к приказному производству – обеспечить судьям доступ к информационным базам данных, в частности, к банку данных в исполнительном производстве ФССП России. Алексей Солохин также уверен, что если развить систему межведомственного электронного взаимодействия, то суд в режиме реального времени сможет уточнить, например, адрес должника. Действенной мерой могла бы стать и отправка должнику копии судебного приказа в электронном виде.

«Это позволит сделать пересылку копии мгновенной, избежать рисков ненадлежащей доставки ее должнику и сделать так, что дебитор, соответствующим образом настроив уведомления, всегда будет знать о том, что в отношении него судом выдан судебный приказ. Соответственно он сможет воспользоваться электронной подачей документов в суд, мгновенно сообщив свои возражения в отношении приказа и отменить его», – считает специалист.

Однако и эти меры имеют свои недостатки. Так, электронное правосудие, по мнению адвоката Андрея Некрасова, – это вопрос государственного строительства, который предполагает большую работу, мобилизацию ресурсов и крупные вложения. Помимо технической стороны предстоит решить много практических вопросов, уверен специалист: определиться, какой доступ будет у разных сотрудников к электронным системам, интегрировать все базы данных (федеральные, региональные, муниципальные) и так далее. Андрей Некрасов подчеркивает: пока в судах официально нет интернета, доступ есть только у ограниченного числа специалистов – с этого этапа России придется развивать электронное правосудие. Специалист отмечает, что для направления электронной копии приказа также потребуются масштабные усилия: гарантировать доступ каждого совершеннолетнего жителя России к компьютеру, интернету, завести всем официальную электронную почту (с идентификацией, например, по ИНН), законодательно обязать гражданина проверять почтовый ящик.

«Идет ли к этому все? Возможно в небольших государствах как Эстония и Финляндия, где подобные истории существуют. Но все поместить в электронный оборот не получится, мы как минимум вторгаемся в частную жизнь. И встает вопрос о том, кому, на каком основании и для чего предоставлять доступ. Электронные базы хороши, но не думаю, что это панацея», – отмечает Андрей Некрасов.

Виртуальный динамит: персональные данные в эпоху постправды

Более простым и эффективным, по мнению Андрея Некрасова, может стать предписание банкам, у которых такие возможности уже есть, уведомлять своего клиента о предстоящем списании со счета через мобильный банк или по номеру телефона. Однако и этот способ обезопасить счета и вклады граждан (организаций) потребует значительных усилий – без соглашения с банковской сферой и законодательных изменений он неосуществим, подчеркивает специалист.

За прошедшие годы, как отмечают юристы, судебный приказ доказал свою продуктивность как инструмент – быстрый, недорогой, востребованный. Полная его отмена даже не рассматривается, так как приведет к снижению эффективности и качества правосудия в целом. Однако в связи со случаями мошенничества юридическое сообщество обсуждает варианты, как сделать процедуру более прозрачной и защитить «должников». Потенциально выбор мер широк – от электронной копии судебного приказа до увеличения судейского корпуса и договоренности с банками. Растущая год от года цифра рассмотренных дел в порядке приказного производства – косвенный аргумент за то, чтобы не откладывать выбор меры безопасности в долгий ящик.

Рекомендуем

Статья

«Дьявол кроется в процессуальных деталях». Новые вызовы в отечественном исполнительном производстве

За 2019 год в России из 103 миллионов исполнительных производств фактическим исполнением завершилось чуть больше 30%. Данная статистика наглядно демонстрирует непростую ситуацию в данной сфере. О новых вызовах, популярных тенденциях и о том, зачем было принято постановление Пленума ВС РФ № 6 летом прошлого года, рассказали эксперты.

Статья

Хищения на миллиард и победа Маска: главные новости уходящей недели

Ритейлеры просят легализовать параллельный импорт алкоголя. Возбуждены уголовные дела о хищении почти 1 млрд рублей в рамках реализации нацпроектов. Илон Маск добился в суде передачи файлов о числе фейк-аккаунтов Twitter. О главных новостях уходящей недели — в традиционном дайджесте «Сферы».

Статья

Кабачки в законе: как продать урожай и ничего не нарушить

Сезон сбора урожая — традиционное время всплеска коммерческой активности многих садоводов нашей страны. Бытует мнение: как и где «торговать клубнику, выращенную своими руками» — личное дело огородника. Это не совсем так: российским законодательством определены правила такой сезонной торговли. Однако часто их игнорируют. Как реализовать плоды трудов и не преступить закон? Ответы на наиболее частые вопросы — в инструкции «Сферы».

Нужно хоть что-то написать