Стакан наполовину полон: насколько открыты судьи интернету?

Количество интернет-пользователей в России, по данным Digital 2020, достигло 118 миллионов – это 81% россиян, и чуть менее половины из них являются пользователями социальных сетей. Преступления, совершенные в виртуальном пространстве, прочно вошли в судебную практику. Однако присутствие в интернете судей, которые выносят решения по таким делам, остается довольно скромным. Зачастую они не самые активные пользователи социальных сетей и избегают комментировать вердикты. «Сфера» выясняла, почему так редко в СМИ выступают судьи и как судейский корпус относится к социальным сетям.
Время прочтения: 10 минут

Полуоткрытая или полузакрытая дверь?

Последние десятилетия система российского правосудия претерпела значительные изменения. Пресс-службы судов активно используют социальные сети, появилась возможность проводить заседание в формате видеоконференции, а журналисты запускают онлайн-трансляции с ключевых процессов.

«Система взаимодействия судей и судебных департаментов со СМИ кардинально изменились за последние 20 лет, а точнее за последние 10-12 лет. Точкой отсчета я бы назвала решение Европейского Суда по правам человека «Кудешкина против России» (Kudeshkina v. Russian Federation) (жалоба №29492/05). Вынесенное, хоть и спорное, решение против Российской Федерации тогда достаточно серьезно озадачило судейское сообщество», – отмечает кандидат юридических наук, доцент кафедры истории государства и права юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова и эксперт в области профессиональной этики Гаяне Давидян.

В своем решении по делу экс-судьи Ольги Кудешкиной, уволенной в 2004 году из Мосгорсуда после интервью в прессе, ЕСПЧ отметил, что в общении со СМИ экс-судья подняла значимую тему, имеющую общественный интерес – давления на судей и независимости самой системы. Суд признал, что заявитель позволила себе ряд преувеличений и обобщений, но у ее высказываний было и фактологическое основание.

Как считает Гаяне Давидян, не случайно при подготовке нового Кодекса судейской этики (КСЭ) 2012 года комиссия активно обсуждала проблемы взаимодействия суда и СМИ. Тогда, по ее словам, прислушавшись к мнению журналистов о необходимости более тесного взаимодействия судей и прессы, в Кодекс ввели статью 13. Часть 1 статьи 13 КСЭ устанавливает: «в целях объективного, достоверного и оперативного информирования общества о деятельности суда судья должен взаимодействовать с представителями средств массовой информации».

Однако несколькими пунктами вводится и ряд ограничительных рекомендаций. Например, судья не должен делать комментариев по существу дел, по которым не принято окончательных судебных актов, хотя может предоставлять информацию о процессуальных стадиях рассмотрения дела. Оговорена в статье 13 КСЭ и приемлемая реакция на публичную критику: предпочтительным является ответ в виде публикации в СМИ комментария пресс-службы суда и/или органа Судебного департамента, а также органа судейского сообщества. Однако, по мнению Гаяне Давидян, данная статья не изменила магическим образом ситуацию и не открыла суды для журналистов – судьи не начали комментировать решения больше и чаще. Основными ньюсмейкерами по-прежнему остаются адвокаты, политики, социологи, медийные юристы, что не всегда позитивно сказывается на освещении того ли иного процесса.

«Судьи вправе давать пояснения либо комментарий к принятому им решению, высказывать мнение о сложившейся практике применения норм материального и/или процессуального права. Однако практика, конечно, в реальности иная. Суды меньше идут на контакт и обсуждение принятых решений, что, к сожалению, не всегда хорошо. Тогда комментировать начинают журналисты, социологи и другие специалисты, и это зачастую приводит к абсолютному искажению смысла и содержания судебного акта. Причем другие специалисты это могут делать ненамеренно: просто они так это видят и понимают», – поясняет Гаяне Давидян.

«Опасные» социальные сети

Если к общению с журналистами судьи относятся довольно лояльно, то социальные сети в судейском сообществе все еще вызывают большие опасения. Председатель Совета судей РФ Виктор Момотов прямо рекомендовал судьям всех инстанций осмотрительно вести себя в виртуальном пространстве.

«Судья должен воздерживаться от выступления в социальных сетях от лица судебной власти. В этом качестве судья может выступать только в зале судебного заседания. Поэтому любые действия судьи со ссылкой на свой статус в социальных сетях недопустимы. Кроме того, судья должен воздерживаться от всего того, что умаляет авторитет судебной власти и способно породить сомнения в ее объективности и беспристрастности. Соблюдение этих простых правил при должном уровне самоконтроля позволят судьям не оказываться в двусмысленных ситуациях», – высказал свое мнение по этому вопросу Виктор Момотов на втором заседании Клуба имени Замятнина по теме «Судья и социальные сети».

Впрочем, председатель Совета судей РФ отмечает, что этические проблемы использования социальных сетей судьями требуют индивидуального подхода в каждом конкретном случае.  Служители правосудия вполне естественно являются пользователями соцсетей. Однако в силу своего особого правового статуса они обязаны и в служебной, и во внеслужебной деятельности воздерживаться от всего, что может умалить авторитет судебной власти, вызвать сомнения в ее объективности и справедливости, считает Виктор Момотов. Эксперт в области профессиональной этики Гаяне Давидян не думает, что эта рекомендация председателя Совета судей России говорит об информационной закрытости отечественного правосудия.

Частная жизнь: есть ли она в трудовом праве?

«Скорее, тут речь идет о защите профессии, ее престижа и значения для общества. Сами судьи зачастую не представляют, что виртуальное пространство гораздо шире и больше, и неудачная фотография, пренебрежение элементарными правилами профессионального поведения – мгновенно становятся достоянием общественности. К сожалению, а может и к счастью, к представителям Фемиды предъявляются слишком высокие требования. При всем понимании, что они живые люди и хотят общаться со своими однокурсниками, одноклассниками, похвастаться красивым отпуском, нельзя забывать, что эти люди вершат правосудие – лишают кого-то свободы, родительских и иных прав. Поэтому к ним особый спрос, в том числе в стандартах поведения и в реальной, и в виртуальной жизни», – отмечает Гаяне Давидян.

Выложенное видео, где судья использует ненормативную лексику, опубликованная фотография с дорогой покупкой, пост, где высказывается мнение по общественно важному вопросу, – это примеры поведения в сети, которые могут привести к дисциплинарному взысканию, лишению статуса или отводу из-за предвзятой позиции по рассматриваемому делу. Согласно Статье 22 Федерального закона N 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в РФ» рассматривают представления и обращения о совершении судьей дисциплинарного проступка квалификационные коллегии судей. В ходе разбора могут провести дополнительную проверку предоставленных материалов, запросить другие данные и заслушать объяснения.

«В Санкт-Петербурге не было случаев лишения судей полномочий за общение в социальных сетях, либо общение со СМИ. Все судьи города прекрасно знают действующее законодательство в области открытости и гласности правосудия, а также требования Кодекса судейской этики, и в полной мере соблюдают все вышеуказанные нормы. Для судебной системы Санкт-Петербурга общение в социальных сетях кого бы то ни было – это нормально. Мы понимаем, что живем в мире современных технологий, принимаем это и используем социальные сети в своей работе», – пояснили в Объединенной пресс-службе судебной системы Санкт-Петербурга.

Сами судьи, по наблюдениям специалистов пресс-службы, остаются не слишком активными пользователями социальных сетей, используя их, в основном, в личной жизни, которая не имеет никакого отношения к работе и отправлению правосудия. Обязательной проверки страниц судей в различных сетях сегодня, как пояснили в Объединенной пресс-службе судебной системы Санкт-Петербурга, не существует.

Однако проблема виртуальной «дружбы» является актуальной не только для российских судей. Мировой опыт показывает, что имеет место и крайне жесткий подход к этому вопросу. Например, в штате Флорида (США) любое процессуальное действие с участием человека, которого судья добавил в список друзей, автоматически становится основанием для лишения полномочий. Председатель Совета судей РФ Виктор Момотов считает, что перенести такую позицию на «российскую почву» маловероятно. Дело в том, что каждый адвокат в США допущен к практике в конкретном штате, тогда как в России защитник  может выступать в качестве представителя в любом суде, независимо от региона.

«Видеосвязь не заменит коммуникацию в судебной системе»: на ПМЮФ обсудили работу судов в условиях пандемии

«Согласна с тем, что российским судьям, как и всем судьям, надо быть очень аккуратным и осмотрительным в выборе «друзей». Ведь наличие в качестве «друга» адвоката или прокурора в социальных сетях и последующая случайная встреча на процессе – хорошее основание для отвода. Более того, это ставит под сомнение беспристрастность судьи. Чтобы не создавать себе таких проблем, судьи должны быть осторожными в своем виртуальном поведении. Ситуацию может спасти разработка и принятие правил поведения судей в интернете. Конечно, судя по моему опыту, это может вызвать шквал недоумения и сопротивления, так как такого рода правила воспринимаются и профессиональным сообществом и обществом в целом, как попытки ограничения свободы мысли и слова, права на распространение информации и иные личные права», – отмечает Гаяне Давидян.

Технологии, которые в какой-то мере поставили судей перед перманентным выбором между частными правами и профессиональными правилами, могут предоставить системе правосудия и новые возможности. Цифровизация и внешние обстоятельства (пандемия коронавируса) вынуждают суды переходить в виртуальную реальность, в том числе и с помощью социальных сетей. Это позволит общественности и СМИ, по мнению Гаяне Давидян, получать информацию непосредственно из первоисточника, а не додумывать и не придумывать аргументы в пользу той или иной позиции суда.

Источник изображения: vectorpouch

Рекомендуем

Статья

Ювелирная защита: как золото и камни становятся «сложными» предметами споров

В законе о «Защите прав потребителей» четко указана ответственность каждой из сторон при покупке, ремонте и изготовлении ювелирных изделий. К примеру, прописан гарантийный срок – в пределах двух лет на выявление недостатков. Также указано, в каких случаях гражданин вправе рассчитывать на неустойку и т.д. Но почему часто не получается выиграть споры с представителями ювелирного бизнеса? Вместе с экспертами «Сфера» разбиралась в необычных ситуациях.

Статья

Снимите это немедленно: как правильно одеваться в суд?

Утверждены типовые правила пребывания посетителей в судах. Как теперь можно и как нельзя приходить в здания, где вершится правосудие, разбиралась «Сфера».

Статья

Правосудие с женским лицом: феминизация и гендерные стереотипы

Кто получает больше, мужчины-судьи или женщины? Зависит ли карьера в профессии от гендерной принадлежности? А с кем проще работать адвокатам? В преддверии международного женского дня редакция «Сферы» решила разобраться в этих вопросах.

Нужно хоть что-то написать

Закрыть модальное окно

Правовые консультации от экспертов Legal Academy

В «Сфере» мы публикуем полезные материалы для юристов и тех, кто обращается к ним за помощью. Но разобрать в статьях все правовые проблемы невозможно: каждая ситуация особенная и требует соответствующего подхода.

Если вы не нашли ответ на свой вопрос, наши эксперты помогут – проконсультируют устно или составят письменное правовое заключение по вашему запросу.

Для рассмотрения каждого запроса назначается практикующий юрист, который специализируется на соответствующей отрасли права. Вы получите достоверное, точное и полное разъяснение по заданному вопросу.

Обращаем внимание на то, что все консультации платные. Точная стоимость зависит от сложности ситуации и формата предоставления консультации (устно/письменно).

Все обращения к нашим специалистам строго конфиденциальны.

Вы можете направить запрос на консультацию одним из указанных ниже способов: