Революция или нет: что дала процессуальная реформа

Октябрь прошлого года стал первый месяцем работы новых кассационных и апелляционных судов. Процессуальная реформа ввела сплошную кассацию, передачу дел без прекращения судопроизводства и принцип экстерриториальности. Практикующие юристы высказывались в поддержку такой реформы и видели в ней инструмент борьбы с «местечковой» судебной практикой. Однако стали ли эти изменения действительно революционными и какие проблемы открылись спустя полгода практики, выясняла «Сфера».
Время прочтения: 9 минут

Утешительная статистика первых месяцев

«Процессуальная революция» – так окрестили произошедшие изменения в СМИ. Однако адвокаты менее оптимистичны в оценке происходящего в уголовно-процессуальной сфере. Советник Федеральной палаты адвокатов (ФПА) РФ Нвер Гаспарян отмечает, что имеет место скорее текущий «ремонт» уголовно-процессуального «здания», а не его кардинальная реконструкция.

Один из первых результатов этого «ремонта» – рост числа удовлетворенных жалоб. За первые два месяца работы новые кассационные суды в три раза чаще отменяли решения нижестоящих инстанций по сравнению с дореформенным порядком (с первым полугодием текущего года): по гражданским делам процент вырос с 5 до 16%, по административным – с 4 до 20%. Председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев отметил, что статистика свидетельствует о правильности введения института сплошной кассации, хотя выводы делать преждевременно.

«Рост числа отмены судебных актов – закономерный результат процессуальной реформы. Раньше кассационному обжалованию препятствовало два обстоятельства: выборочная кассация и то, что апелляционную и кассационную жалобы, по сути, рассматривали судьи одного и того же суда. Первая проблема решена полностью, вторая – частично за счет изменения персонального состава судей кассационных судов», – отмечает советник судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Денис Голубев.

Член Совета адвокатской палаты Белгородской области Борис Золотухин убежден, что ближайшие годы экстерриториальные суды кассационной инстанции будут все чаще отменять и изменять решения судов первой инстанции. Таким образом, они, по словам специалиста, будут формировать единую российскую судебную практику.

«Суды первой инстанции и апелляционные суды субъектов РФ, вынося решения, будут ориентироваться именно на практику экстерриториальных кассационных судов. Когда суды первой инстанции и апелляция воспримут требования судов кассационной инстанции по трактовке норм материального и процессуального права, полагаю, процент удовлетворенных жалоб снизится, и мы получим те же 5%», – отмечает Борис Золотухин.

Оценить, как в связи со сплошной кассацией возросла нагрузка на суды, сложно – в том числе и потому, что ранее жалобы рассматривали президиумы судов областного звена в прежнем порядке. Однако специалисты полагают, что в первые месяцы работы кассационные суды, скорее всего, столкнулись с большим количеством жалоб. Борис Золотухин считает, что увеличение количества дел может быть объяснено большей степенью доверия к этим судам.

Регионы и расстояние

Объем рассматриваемых кассационных жалоб, как отмечает адвокат Денис Голубев, распределен неравномерно между новыми кассационными судами. Например, по состоянию на февраль 2020 года Первый кассационный суд (Саратов) рассматривал 22% всех жалоб, тогда как Пятый кассационный суд (Пятигорск) – только 3%.

«Результаты перехода от выборочной к сплошной кассации различаются в разных регионах. Судебный департамент при Верховном Суде не опубликовал полную статистику по результатам работы новых судов – но, исходя из практики, отмена судебных актов участилась в регионах, где кассационные суды сформированы из обновленного состава судей в сравнении с ранее существовавшим судом», – отмечает Денис Голубев.

Искать различия (если таковые имеются) в работе кассационных инстанций в зависимости от региона, как считает Нвер Гаспарян, пока рано, для этого необходимо больше времени. Однако он уверен, что вопросы о доступности экстерриториальных судов уже можно снять. Адвокат подчеркивает, что для заинтересованных лиц не является проблемой преодолеть расстояние до кассационного суда, так как граждане и до этого при рассмотрении апелляционных жалоб были вынуждены ездить в другие города. Сплошная кассация, к слову, дает более весомые причины для такой поездки.

«Важная особенность новой кассации, отличающая ее от прежней, – это участие заинтересованных лиц в судебном заседании, где имеется возможность донести до судей свою позицию. Раньше граждане довольствовались лишь направлением кассационных жалоб и получением ответов по почте», – поясняет Нвер Гаспарян.

Необходимость обращаться в экстерриториальные суды не сказывается на количестве поданных кассационных жалоб, отмечает Денис Голубев. Заявители могут направить жалобу по почте или по сети Интернет. Стороны стали чаще просить о рассмотрении жалобы в их отсутствие или по видеоконференцсвязи, по словам адвоката. Связано это с тем, что поездка в другой регион для участия в судебном заседании увеличивает судебные расходы, тогда как поиск адвоката по месту нахождения инстанции не всегда эффективен. Однако эта практика, подчеркивает специалист, не относится к сложным и крупным спорам, где неявка на судебное заседание априори исключена.

Проблемные точки процессуальной реформы

Одно из ключевых положений процессуальной реформы – это передача дела, принятого судом к своему производству, в другой суд. Данное решение законодателя без дополнительного урегулирования может на практике приводить к негативным последствиям для добросовестных участников процесса.

«Основная проблема в том, что стороны остаются связаны промежуточными процессуальными решениями суда, который начал рассмотрение дела до его передачи другому суду. Например, сохраняется состав участников процесса и принятые обеспечительные меры. Недобросовестные истцы могут специально «неправильно» подавать иски, чтобы получать соответствующие меры до направления дела в компетентный суд. Другая проблема – отсутствие единого порядка обжалования определений», – поясняет Денис Голубев.

Единые правила передачи судебных дел также пока не установлены, из-за чего возникают затруднения: арбитражные суды отправляют дела в районные инстанции не напрямую, а через суды субъекта РФ. Такая система, по словам Дениса Голубева, на практике может приводить к длительным срокам передачи дел.

Обнадеживающая статистика первых месяцев также может оказаться кратковременным всплеском, а не позитивной тенденцией. Адвокат Нвер Гаспарян отмечает, что ранее действовавшая кассационная инстанция почти ничего не отменяла, за редким исключением. Новая кассация, по словам специалиста, в этом отношении отличается в лучшую сторону, не опасаясь выявлять судебные ошибки.

«Если такая тенденция сохранится на ближайшие годы, это станет большим бонусом для справедливого правосудия. Если же благостная статистика первых месяцев работы есть временная акция, а в дальнейшем все вернется на круги своя, то и коэффициент полезного действия от новой структуры, соответственно, будет невелик», – считает Нвер Гаспарян.

Результаты процессуальной реформы также зависят от дальнейших шагов законодателя. Некоторые законопроекты, которые направлены на рассмотрение в Государственную Думу РФ, вызывают у адвокатуры вопросы об их соответствии целям процессуальной реформы. ФПА РФ на своем сайте опубликовала правовую позицию, адресованную председателю Госдумы Вячеславу Володину, о проекте Федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации».

«Предлагаемый законопроект, сокращая до двух месяцев срок обращения с кассационной жалобой в порядке «сплошной» кассации, и не компенсируя это ограничение надежным восстановительным механизмом, по сути, нивелирует значимость состоявшейся реформы, является примером ретроактивного законотворчества, ухудшающего положение осужденных. Кроме того, вопрос о восстановлении срока будет рассматриваться судом, вынесшим обжалуемый приговор, что создает дополнительные субъективные сложности в должной реализации этой гарантии», – говорится в правовой позиции, подписанной президентом ФПА РФ Юрием Пилипенко.

Законопроект, как изложено в документе, ослабляет эффективность кассационного производства и снижает возможности устранения судебных ошибок на этом этапе. Разумный срок судопроизводства не может иметь приоритета перед правом на защиту и умалять его содержание, отмечают в ФПА.

Рекомендуем

Статья

Закон о госизмене и цвета Wildberries: главные новости уходящей недели

Президент РФ Владимир Путин подписал закон о госизмене. Верховный суд ликвидировал профсоюз адвокатов России. Wildberries пытается в суде отстоять свой фирменный цвет. О главных новостях недели «Сфера» рассказывает в традиционном дайджесте.

Статья

Банкротом признали, а исполнительное производство не прекратили

Что делать должнику, если приставы продолжают списывать денежные средства со счета, несмотря на признание его банкротом и прощение ему долгов?

Статья

«Борьба за каждый рубль»: эксперты о трендах в сфере экономических споров на ближайший год

За последние три месяца российские предприниматели будто бы снова вернулись в период пандемии: сложности с поставками, невыполнение обязательств по договорам, значительная инфляция — все эти проблемы находят свое отражение в многочисленных судебных разбирательствах. На Петербургском международном экономическом форуме Ассоциация юристов России и «Право.ру» представили свой обзор изменений правоприменительной практики в области экономических споров, а также поделились мнением о предстоящих трендах.

Нужно хоть что-то написать