«Прогноз сдержанно пессимистичный». Эксперт в области банкротства о продлении моратория

В октябре правительство РФ продлило мораторий на банкротство, введенный в связи с эпидемией коронавируса, до 7 января 2021 года. Как это скажется на кредиторах и должниках, что правительству следует заранее предпринять, чтобы не погрузить бизнес в еще более трагическое положение после окончания моратория – в интервью «Сфере» рассказал кандидат юридических наук, доцент Российской школы частного права, председатель Банкротного клуба, участник разработки закона о моратории на банкротство Олег Романович Зайцев.
Время прочтения: 7 минут

На ваш взгляд, как за прошедшие полгода показал себя мораторий? Добился ли законодатель своих целей?

Нужно сразу сказать, что мораторий не бог весть какое гениальное изобретение. Это просто отсрочка. Ввести его не было трудным решением, и эффект был гарантирован. Цель моратория проста – не торопиться, подождать и поддержать жизнеспособность. Это как искусственная кома: мы не знаем, что делать, но организм нужно поддержать до того момента, пока мы не найдем лечение. Поэтому законодатель своей цели добился: определенное количество бизнесов пока сохранены. Это не значит, что они спасены, но все еще они живы.

Какие ограничения моратория показались вам удачными, а какие, наоборот, провальными?

В первоначальной редакции моратория было написано, что сделки по распоряжению имуществом ничтожны. Это была большая ошибка, потому что мораторий означает все-таки не убийство, а заморозку, и функционировать организм должен продолжать. Однако законодатель почти сразу же сам отменил меру, причем с обратной силой.

В целом же все остальные элементы моратория удачны и правильны: что приостановлено и исполнительное производство, и начисление процентов, и течение срока на подачу заявления о банкротстве. Единственное – по исполнительному производству можно было написать немного тоньше, но с этим может справиться судебная практика.

Что вы имеете в виду под этим?

Законодатель правильно сделал, что приостановил исполнительное производство. Это хорошо: должник знает, что к нему не придут и не вырвут из рук автомобиль или станок, он сможет продолжать свой бизнес. Также верно, что можно наложить арест. Всегда есть риск того, что должник злоупотребит процедурой и начнет выводить активы. Однако здесь не хватает одной тонкости. Аресты должны касаться тех активов, которые нужны во владении, но которыми не нужно распоряжаться, то есть станки, машины и так далее. А вот, например, все денежные средства пристав не должен иметь возможности арестовывать, чтобы должник мог платить зарплату, аренду поставщикам, и тому подобное. Но, повторюсь, все это могут решить суды, исходя из целей моратория.

Согласны ли вы с решением законодателя продлить действие моратория?

Да, конечно. К сожалению, для многих бизнесов ничего не изменилось. Для них многие ограничительные меры как действовали, так и действуют. В первую очередь речь идет о тех, кто связан с международным туризмом. Кроме того, судя по тому, что мы видим, вероятность введения второй волны ограничительных мер все выше. Ждать, когда это произойдет, и только потом вводить мораторий было бы неверно. Так что хорошо, что законодатель продлил действие моратория. Надо смотреть, что будет осенью. Прогноз пока сдержанно пессимистичный.

Несмотря на продление моратория, он больше не будет распространяться на системообразующие и стратегические организации. Почему пришлось сократить список организаций, попавших под действие моратория? С вашей точки зрения, правильное ли это решение?

Видимо, им мораторий был не нужен. Он нужен был тем, кто из-за ограничительных мер начал испытывать трудности с расчетами. К счастью, системообразующие и стратегические организации таких трудностей глобально не испытывают. Они, скорее, наоборот испытали негативный эффект от моратория, когда, например, обнаружилось, что они не могут платить дивиденды. Им пришлось специально отказываться от него. Так что это решение показывает, что у них все пока системно хорошо с финансами.

Не возникнет ли уже после окончания моратория проблем с истечением субъективной давности по оспариванию сделки?

Здесь нужно различать два вопроса – период подозрительности и период субъективной давности. С первым проблем точно не возникнет, потому что законодатель специально устанавливает, что период подозрительности будет исчисляться не от даты возбуждения дела о банкротстве, а от даты введения моратория. Что касается субъективной давности, то я бы хотел напомнить, что в России есть не только конкурсное, но и внеконкурсное оспаривание. Если кредитор видит, что должник совершает сделку ему во вред, то он прямо сейчас может подать иск о признании ее недействительной. Никакого запрета на внеконкурсное оспаривание в законе нет. Кроме того, если кредитор видит, что должник совершает сделку ему во вред, он не просто может ее оспорить, но и подать заявление о банкротстве. Цель моратория – помочь тем, у кого есть финансовые проблемы, продержаться этот период. Если вместо этого должник начинает совершать сделки по выводу активов, то кредитор может подать заявление о банкротстве, показав, что этот должник пользуется мораторием не по назначению и его надо перестать защищать.

На что вы порекомендовали бы обратить внимание кредиторам и должникам в связи с продлением моратория? С какими трудностями они могут столкнуться?

В первую очередь я бы хотел обратить внимание на то, что в рамках моратория появилась еще одна реабилитационная процедура – судебная рассрочка. Она позволяет на два года отсрочить выплаты платежей и это потенциально может быть полезно для бизнеса. Если вы видите, что эта процедура вам может помочь, подумайте о том, чтобы воспользоваться ей сейчас, потому что эта мера записана как временная.

А кредиторам я бы хотел напомнить, что мораторием могут злоупотреблять, поэтому надо пристально следить за должниками и оперативно реагировать на нарушения.

С вашей точки зрения, как окончание моратория повлияет на сферу бизнеса и отдельно на институт банкротства в России? 

И там, и там мораторий немного поможет. Бизнесу мораторий дает передышку. Институту банкротства тоже. Есть возможность сделать так, чтобы после выхода из моратория бизнесы попали в качественно лучшую среду, чем она могла бы быть. Также у правительства есть еще одна возможность принять закон о совершенствовании реабилитационных процедур, чтобы те, кто после моратория остался в трудном положении, могли попытаться спастись уже через системные решения.

Мораторий – это просто отсрочка. Было бы издевательством над бизнесом отсрочить судьбу, а потом бросить туда, куда российское банкротное право бросает должников, то есть в пропасть. Это было бы очень жестоким решением, поэтому я очень надеюсь, что правительство этой осенью внесет соответствующие поправки в Госдуму, а Дума их примет. Потому что когда, если не сейчас? Я не знаю, что еще должно случиться в экономике, чтобы реабилитационная процедура в России заработала. Насколько тяжело нужно заболеть, чтобы пациент, наконец, пошел к врачу?

Подробнее об особенностях моратория на банкротство – в вебинаре Олега Зайцева на площадке Legal Academy.

Источник изображения: Пресс-служба ПМЮФ/Фотохост-агентство ТАСС

Рекомендуем

Авторский взгляд

Нехорошая квартира: тонкости покупки банкротной недвижимости

Все любят хорошую скидку, особенно на дорогостоящие вещи, такие как автомобиль или недвижимость. Банкротную квартиру можно выкупить на торгах с дисконтом до 20%, но нередко приятная цена сопровождается бонусом в виде родственников, которые не собираются съезжать, или злых кредиторов. О нюансах покупки такой недвижимости — в авторской колонке юриста практики «Сопровождение процедур банкротства и Антикризисный консалтинг» компании «Лемчик, Крупский и Партнеры» Камбулата Карашева.

Статья

«Определение кризисных состояний компании и управление рисками банкротства». Вебинар Legal Academy

Согласно статистике, ежегодно банкротств становится все больше. Проблемы финансовой несостоятельности коснулись не только небольших компаний, но и крупных игроков рынка. Экономическая ситуация крайне непростая, но есть все основания утверждать, что правильное управление рисками способно стабилизировать ситуацию, и если не избежать банкротства, то, по крайней мере, минимизировать негативные последствия его возбуждения.

Статья

Слепая фортуна: чем может обернуться покупка машины банкрота

Идея приобрести автомобиль дешевле рыночной цены выглядит очень заманчивой. Воплотить ее в жизнь можно, например, купив имущество с торгов по банкротству. Однако существуют определенные риски: на практике бывает сложно осуществить осмотр машины, получить на руки все необходимые документы и в принципе выйти на связь с арбитражным управляющим. В итоге вместо удачной покупки — кот в мешке. Как не попасть впросак, «Сфере» рассказали эксперты в сфере банкротства.

Нужно хоть что-то написать