Пандемия и процессуальное право: роль информационных технологий

Захлестнувшая мир пандемия коронавируса выступила тестом на стрессоустойчивость для правовых систем. Ставка на информационные технологии в период ограничительных мер, когда граждане не могли даже попасть в здание суда, оправдала себя только отчасти. Эксперты международного уровня обсуждают, как информационные технологии на практике повлияли на доступность правосудия, право быть выслушанным и равноправие сторон.
Время прочтения: 10 минут

Арбитраж и невсесильные технологии

Несмотря на то, что потребность в цифровых технологиях в судопроизводстве резко возросла именно в связи с пандемией коронавирусной инфекции, их внедрение началось задолго до 2020 года. Для арбитражных судов точкой отсчета является 2007 год, когда Высший Арбитражный Суд России обратил свое внимание на эту сферу, отмечает доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса УрГЮУ Константин Брановицкий.

Во время карантина россияне могли воспользоваться целым рядом электронных услуг, в том числе подачей процессуальных документов в электронном виде (образе); простой электронной подписью, видеоконференцсвязью (де-факто граждане могли подключиться со своего компьютера с помощью веб-интерфейса комплекса «Мой арбитр»), ознакомлением с материалами дела в электронном виде (документы сканировались по запросу). Судьи, по словам эксперта, также пользовались преимуществами технологического прогресса: усиленной цифровой подписью, доступом к электронным реестрам, цифровым календарем для планирования и единой системой электронного документооборота.

Однако широкое использование таких технологий в период пандемии обнажило ряд сложностей в законодательстве и отечественной процессуальной доктрине, считает Константин Брановицкий. В частности, назрела проблема с отсутствием в российском праве такого понятия, как бездействие правосудия (в Германии и в Австрии, например, такой термин есть).

«Законодатель, когда писал кодексы, не думал о том, что правосудие может не функционировать в силу каких-либо причин. Может возникнуть вопрос: зачем обязательно копировать зарубежное законодательство? Но дело в том, что это и в других нормах – приостановление производства по делу или отложение разбирательства – также в принципе не предусмотрено. В судебной практике этот вопрос до пандемии не возникал, не было и устойчивой позиции Верховного Суда РФ или окружных судов. При этом гарантии правосудия участников судопроизводства не должны нарушаться при бездействии правосудия», – отмечает Константин Брановицкий.

Дивный новый мир: на ПМЮФ обсудили последствия пандемии

Прямая корреляции между доступностью и технологиями не оправдала себя, по мнению Константина Брановицкого. Судопроизводство было фактически под большим вопросом в России де-юре с 30 марта по 11 мая (де-факто – с 19 марта), поскольку граждане не могли попасть в здания судов ввиду карантинных мероприятий. При этом не всегда доступны были и почтовые отделения. Однако цифровые сервисы, на которые возлагалась надежда, выручили в этой ситуации не всех. «Чтобы пользоваться сервисами, необходимо было предварительно зарегистрироваться на портале «Госуслуги»: заполнить форму в сети интернет и дойти в специальные офисы «Ростелекома» для подтверждения личности», – подчеркивает Константин Брановицкий.

Для граждан, которые до пандемии пользовались этими электронными услугами, ничего не изменилось. Однако все остальные в карантинный период не могли авторизоваться и подать, например, жалобу в суд в электронном виде. Усугубил ситуацию, по словам эксперта, и тот факт, что некоторые категории граждан свободно передвигаться по городу в этот период не могли (например, пенсионеры).

Важный вопрос при анализе бездействия правосудия, по мнению эксперта, касается процессуальных сроков в условиях карантинных ограничений. Например, если последний день подачи жалобы пришелся на режим нерабочих дней, а отделения почты закрыты.  

«Первое, что приходит в голову – первый рабочий день должен быть последним днем подачи жалобы, если все это время длился режим нерабочих дней. Но ВС РФ разрешил этот вопрос по-другому: если последний день процессуального срока попадает на режим нерабочих дней, он считается пропущенным. Единственное исключение Верховный Суд России сделал в первом обзоре для судов. То есть те сроки, которые установлены для судов, приостанавливаются, а для граждан и организаций – ничего не происходит, они считаются истекшими. Но и здесь ВС РФ сделал оговорку: если будет ходатайство о восстановлении, то срок может быть возобновлен», – отмечает Константин Брановицкий.

Разумный консерватизм уголовного производства

Российский уголовный процесс остается достаточно консервативным, его почти не затронули цифровые технологии: в УПК РФ предусмотрены лишь отдельные способы совершения процессуальных действий в электронном виде. Однако и здесь новые инструменты постепенно развиваются, отмечает кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного процесса и криминалистики Юридического института СФУ Людмила Майорова. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 № 57 «О некоторых вопросах применения законодательства, регулирующего использование документов в электронном виде » содержит позиции, которые касаются уголовного судопроизводства, а за год до этого УПК РФ был дополнен главой 56 о порядке использования электронных документов и бланков. 

Ящик Пандоры: последствия усиленного контроля граждан в период пандемии

Для российской системы электронного правосудия, по словам эксперта, есть несколько пока не разрешенных моментов общего характера в этой области:

  • определения понятия «электронное правосудие»;
  • допустимость доказательств, полученных с использованием электронных ресурсов;
  • защита прав участников при электронной форме осуществления правосудия.

«Современные технологии, безусловно, обеспечивают в большей степени аутентичность и неизменность информации, нежели многочисленные подписи под архаическими протоколами следственных действий. Но все действия, совершаемые с электронными документами, нуждаются в законодательной регламентации: защита от несанкционированного доступа и недопущение внесения изменений в их содержание», – отмечает Людмила Майорова.

Как живут юристы в изоляции: онлайн-консультации, видеотрансляции из зала суда, чат-боты

Технология видеоконференцсвязи на фоне пандемии стала одним из самых актуальных и распространенных инструментов. Однако примеры из практики ЕСПЧ, приведенные Верховным Судом РФ в одном из обзоров, показывают, что не всегда такой сервис может полноценно заменить оффлайн-правосудие. Например, в деле «Сахновский против России» подсудимый познакомился и побеседовал с назначенным защитником непосредственно за 15 минут до заседания через контролируемую систему связи. При этом защиту информации и персональных данных, как отмечает эксперт, этот инструмент не обспечивает.

«Есть примеры, когда дознаватель проявлял активность, и с помощью Skype судом избиралась мера пресечения. С одной стороны, разумность срока как таковая соблюдается, но проблема защиты персональных данных – нет.  Обвиняемый и защитник находятся у одного устройства, прокурор – у второго, следователь – у третьего. Тем не менее, обвинитель смог таким образом заключить досудебное соглашение», – отмечает Людмила Майорова.

Достоверность и допустимость полученных с помощью видеоконференцсвязи доказательств зависит, по мнению экспрета, в том числе от качества изображения и звука.

Опыт Германии

Административные рычаги в борьбе с пандемией использовали и в ФРГ, отмечает доктор юридических наук, профессора, директора Института права стран Восточной Европы Кильского университета Александр Трунк. Например, технологические возможности у судов были и до введения карантинных мер, но они мало использовались. Временные изменения в гражданском праве, корпоративном и праве несостоятельности ввел Федеральный закон о смягчении последствий пандемии от 27.03.2020 года. Одним из результатов периода пандемии стал проект Закона о правосудии в условиях пандемии, предложенный землей Шлезвиг-Гольштейн для федерального уровня. Однако, по мнению эксперта, на фоне активных действия властей в отношении адпатции мер для работы магазинов, музеев о процессуальных аспектах говорят достаточно мало.

«Несколько моментов процессуального характера были включены в отношении банкротств. Тем временем последствия были и есть в отношении всего гражданского процесса, не только в сфере применения IT: ограничения доступа к судам, отложенные судебные заседания, использование технологий видеоконференций, прения в суде посредством телефона. Но в Германии не осуществлялось общее закрытие судопроизводства, хотя некоторые земли или суды ограничили ряд процедур, например, принудительное исполнение и несрочные дела», – отмечает Александр Трунк.

Несколько земель, по словам эксперта, достаточно широко задействовали информационные инструменты еще до пандемии, например, Бавария и Нижняя Саксония. Однако непременным условием использования видеконференцсвязи осталось нахождение самих членов суда в зале заседаний в ходе виртуальных слушаний.

Подробнее об особенностях современных технологий в судопроизводстве России и Германии  – в обсуждении «Пандемия и процессуальное право: роль информационных технологий» на площадке Legal Academy.

Источник изображения: upklyak

Рекомендуем

Статья

Материальное право — закон, отрасли, нормы и примеры применения

Человек — существо общественное. Люди не могут жить без социума физически и ментально, что особенно заметно в эпоху развития Интернета и социальных сетей в частности. Однако для того, чтобы стать частью общества, каждый индивид должен выполнять определенную функцию ради удовлетворения своих и чужих потребностей, владеть коммуникативными навыками и следовать набору определенных правил. Их совокупность — и есть материальное право.

Статья

Понятие процессуального права

Право — понятие растяжимое и даже, пожалуй, всеохватывающее. О какой стороне жизни ни шла бы речь, всегда найдется закон, который говорит, что делать и как делать. Вот и в суде есть свои правила. Каждый шаг суда и всех участников спора строго регламентирован, причем нарушение процессуальных прав чревато отменой судебного акта даже в том случае, если сам спор разрешен правильно и в соответствии с законом.

Статья

Нарушить закон, которого нет: шесть вопросов процессуального правопреемства

В отечественном законодательстве, которое регулирует процессуальное правопреемство, существует немало пробелов. Их обсудили участники круглого стола «Актуальные вопросы процессуального правопреемства в судебной практике», организованного при поддержке «Газпромбанк» (Акционерное общество).

Нужно хоть что-то написать

Закрыть модальное окно

Правовые консультации от экспертов Legal Academy

В «Сфере» мы публикуем полезные материалы для юристов и тех, кто обращается к ним за помощью. Но разобрать в статьях все правовые проблемы невозможно: каждая ситуация особенная и требует соответствующего подхода.

Если вы не нашли ответ на свой вопрос, наши эксперты помогут – проконсультируют устно или составят письменное правовое заключение по вашему запросу.

Для рассмотрения каждого запроса назначается практикующий юрист, который специализируется на соответствующей отрасли права. Вы получите достоверное, точное и полное разъяснение по заданному вопросу.

Обращаем внимание на то, что все консультации платные. Точная стоимость зависит от сложности ситуации и формата предоставления консультации (устно/письменно).

Все обращения к нашим специалистам строго конфиденциальны.

Вы можете направить запрос на консультацию одним из указанных ниже способов: