Никто не заметил подмены: как ужесточилось законодательство о fake news

Как в России изменился надзор за распространением заведомо ложных сведений и какие подводные камни есть в законодательстве, рассказывает доцент кафедры теории и истории государства и права СПбГУ, советник по интеллектуальной собственности международной юридической фирмы Dentons Владислав Архипов.
Время прочтения: 9 минут

Три кита fake news

1 апреля 2020 года вступил в силу ФЗ № 99 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях» и ФЗ № 100 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации». Они обновили законодательство о распространении заведомо ложной информации и впервые официально его криминализировали. Основные изменения содержатся в 13-15 статьях Кодекса об административных правонарушениях и статьях 207.1 и 207.2 УК РФ. Самыми важными из них Владислав Архипов считает увеличение административного наказания и разведение ответственности юридических и физических лиц. Так, повторно совершенное правонарушение с распространением fake news может повлечь для граждан штраф в размере от 300 до 400 тысяч рублей, для должностных лиц – от 600 до 900 тысяч рублей, для юридических лиц – от 5 до 10 миллионов рублей. Кроме того, в некоторых случаях для физических лиц может сразу наступить уголовная ответственность. Как отмечает юрист, в данной сфере такой размер штрафа практически беспрецедентен.

Для всех возможных ситуаций с распространением fake news действует три обязательных критерия:

  • Как бы очевидно это ни звучало, информация должна распространяться. Как отмечает Владислав Архипов, понятие распространения информации определено в ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и защите информации». «Распространение предполагает доведение информации до неопределенного круга лиц, и это может быть важно в некоторых случаях. Соответственно, такое распространение должно осуществляться либо в СМИ, либо в информационных телекоммуникационных сетях. Либо и там и там, в случае если СМИ зарегистрировано в качестве сетевого издания. Уголовный кодекс в данном случае указывает просто на публичное распространение, однако, думаю, мы можем провести аналогию между такого рода формулировками», – рассказывает эксперт.
  • Данная информация должна быть недостоверна – причем заведомо. По мнению Владислава Архипова, этот критерий особенно важен, потому что характеризует отношение субъекта, распространяющего информацию.
  • Такая информация должна распространяться под видом достоверных сообщений. Общественная значимость информации среди обязательных признаков fake news теперь отсутствует, так как этот пункт не содержится в статье 207.1 УК РФ, и переходит в разряд дополнительных критериев.

Дополнительные критерии

Владислав Архипов делит дополнительные критерии на четыре группы, соответственно статьям Кодекса об административных правонарушениях:

Первый – общественно значимая информация, которая создает угрозу причинения вреда, массового нарушения, помех или приостановления функций инфраструктуры. Эти объекты перечислены в Кодексе – жизнеобеспечение, транспортная и социальная инфраструктура, кредитные организации, энергетика, промышленность и связь. Второй – общественно значимая информация, которая  создает помехи объектам инфраструктуры. Третий критерий относится к общественно значимой информации, которая повлекла особо опасные последствия в виде нанесения вреда здоровью и имуществу граждан, массовым нарушениям или прекращению выполнения функций инфраструктуры. Если в результате публикации fake news был нанесен вред человеку или последовали другие тяжелые последствия, физическому лицу грозит уголовная ответственность, а юридическому – административная.

«Схожим образом наблюдается беспрецедентное пока усиление ответственности в четвертом альтернативном критерии. Я бы даже сказал, что это наиболее ограничительная мера в отношении свободы распространения информации, которой до сего момента не существовало в российском законодательстве. Такая информация не обязательно является общественно значимой, что само по себе уже является усилением, но касается обстоятельств, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан. Либо это должна быть информация о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территории, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств», – комментирует Владислав Архипов.

Юрист подчеркивает: под обстоятельствами в данном случае в УК РФ подразумеваются чрезвычайные происшествия природного  и техногенного характера и чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии. Также сюда относятся последствия аварий, опасных природных явлений, катастроф и иных бедствий, от которых пострадали люди и окружающая среда. Иными словами, под это определение попадают любые обстоятельства, которые повлекли значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения.

Пятна на карте

В новых статьях и новых редакциях старых актов есть ряд положений, которые могут показаться неопределенными, считает Владислав Архипов. Среди них – понятие общественной значимости информации, ее достоверности, создания угрозы общественно опасных последствий и причинно-следственная связь между распространением недостоверной информации и общественно опасными последствиями. Например, термин «общественная значимость» в ФЗ № 149 «Об информации, информационных технологиях и защите информации» не был определен и раньше, когда там появились положения, обязующие новостные агрегаторы контролировать распространение недостоверных сообщений. Официального определения термина в законодательстве нет и сейчас.

«Конечно, есть достаточно ясные случаи, как бы центральное значение слова, которое сомнения вряд ли вызывает. Например, информация о решениях, принимаемых органами публичной власти, может быть достоверной, а может и не быть – конечно, в тех случаях, когда у нас есть четкий и формально определенный источник информации о таких решениях. Но есть и своего рода полутень таких значений. Так, личная информация в силу последующих событий может стать общественно значимой – например, пребывание какого-либо должностного лица в Италии незадолго до принятия ограничительных мер в связи с коронавирусом», – считает Владислав Архипов.

Термин «достоверность информации», напротив, используется в законодательстве часто, но в специальном смысле. Кроме того, отмечает юрист, достоверность – это общий принцип, закрепленный в ФЗ № 149, хотя вопрос формальной определенности термина может быть связан с существованием в обществе некой истины и критериев ее установления. Так, по мнению Владислава Архипова, за универсальный критерий установления достоверности информации можно принять ее сравнение со сведениями в государственных реестрах. Однако и этот подход будет основан на праве опровержимой презумпции, и сведения в таких источниках будут считаться достоверными, только если не будет доказано обратное.

Самым сложным аспектом с точки зрения формальной определенности Владислав Архипов называет термин угрозы. В данном случае имеет смысл обратиться к позиции Верховного Суда в отношении статьи 247 УК РФ – такая угроза должна означать возникновение ситуации, которая повлекла бы предусмотренные законом вредные последствия, если бы они не были вовремя предотвращены. Эта угроза предполагает существование конкретной опасности, реального причинения вреда здоровью человека или окружающей среде. В качестве возможного примера причинно-следственной связи между распространением недостоверной информации и опасными последствиями юрист приводит случай, когда информация прямо призывает к действию субъекта, который впоследствии пострадает. Однако, как отмечает Владислав Архипов, доказать такую связь будет крайне сложно, потому что практической любой человек может воспринять любую информацию так, как ему захочется.

«Наконец, вполне может быть поставлен вопрос о том, что сама концепция, при которой уголовная ответственность возможна за формальный состав такого рода, может действительно составить теперь часть объективной стороны по статье 207.1 УК РФ. Причем без каких-либо критериев, позволяющих оценить реальную значимость деяния – условно говоря, профиль «ВКонтакте» с тремя подписчиками, который не читает больше никто. На этом фоне китайский опыт установления отсечки в виде 500 репостов или 5000 просмотров для того, чтобы квалифицировать распространение информации в интернете как юридически значимое для права, могло бы выглядеть более либерально», – заключает эксперт.

О других изменениях российского законодательства в сфере fake news и о его историческом развитии – в лекции Владислава Архипова. 

Источник изображения: pch.vector - www.freepik.com

Рекомендуем

Статья

Госзакупки: что нужно учитывать, чтобы не попасть под статью

Главной формой экономического взаимодействия с участием государства является госзакупка. Эта сфера в настоящее время чрезвычайно востребована, особенно с учетом того, что экономическая активность снижается, и государство становится главным источником денег для экономики. Увеличивается не только число субъектов закупок, но и количество открытых в отношении них уголовных дел.

Статья

Счета, квартиры и подарки: защита прав третьих лиц на аресты имущества

За последние несколько лет правоохранительные органы стали все чаще накладывать аресты и ограничения на имущество не только обвиняемых и подозреваемых, но и третьих лиц, которые могут не иметь отношения к уголовному делу. Кто находится под угрозой и как третьим лицам защитить свои права и имущество – рассказывает эксперт.

Статья

«Ситуация не сахар». Как в России не сесть за абсолютно любую сделку

В России практически любая сделка может стать билетом в долгое и изнурительное путешествие под названием «уголовное преследование». Как снизить риски и не попасть под статью, рассказал адвокат Дмитрий Кравченко.

Комментарии 0

Нужно хоть что-то написать