Что такое арт-вандализм и сколько придется заплатить за испорченного Ван Гога?

Десятки нападений на шедевры мирового искусства произошли за последние месяцы в крупнейших музеях планеты. Вандалы бросали торт в «Мону Лизу», выливали клей на «Весну» Боттичелли, а на «Подсолнухи» Ван Гога — томатный суп. Свои действия экоактивисты объясняли необходимостью привлечь внимание к проблемам экологии. «Сфера» разбиралась, причем тут картины и какая ответственность предусмотрена за повреждение полотен и монументов с вековой историей?
Время прочтения: 7 минут

Активизм со вкусом

29 мая в Париже посетитель Лувра бросил торт во всемирно известную картину Леонардо да Винчи «Мона Лиза» или «Джоконда». Чтобы попасть к полотну максимально близко, он замаскировался под пожилую женщину-инвалида — люди с ограниченными возможностями могут смотреть на некоторые экспонаты вблизи.

Под седым париком скрывался молодой мужчина, назвавший себя экоактивистом. Сперва, утверждают очевидцы, он пытался разбить стекло, которое защищало полотно, но усилия оказались напрасны. В итоге вандал размазал по поверхности торт, разбросав вокруг лепестки роз.

«Есть люди, которые пытаются уничтожить Землю. Подумайте о Земле! Вот почему я это сделал», — кричал активист, пока полиция выводила его из зала.

После этого инцидента один за другим последовали другие «перфомансы». В Великобритании экоактивистами организации Just Stop Oil были атакованы художественная галерея и музей Келвингроув в Глазго, Галерея Курто в Лондоне и Манчестерская художественная галерея. В лондонской Национальной галерее пострадали «Подсолнухи» Ван Гога, а спустя несколько дней группировка Letzte Generation напала на «Стога» Клода Моне в потсдамском Музее Барберини — картину облили картофельным пюре.

«Если бы подобное произошло в России, злоумышленнику, скорее всего, пришлось бы выплатить компенсацию на расходы по очистке картины. И штраф, если суд не назначил бы другое наказание», — поясняет к.ю.н., доцент Департамента правового регулирования экономической деятельности Финансового университета при Правительстве Российской Федерации, генеральный директор ООО «Правовой альманах» Оксана Васильева.

Нужно отметить, что активисты выбирали полотна, которые находились под защитным стеклом, чтобы не причинить им серьезный ущерб. Оправдать подобные действиями с моральной точки зрения может быть и можно, но с правовой — никак.

Это не современное искусство

Мировая история называет первым арт-вандалом Герострата, который сжег в 356 году до нашей эры храм Артемиды в Эфесе, чтобы обессмертить свое имя. С тех пор различные персонажи много раз пытались войти в историю искусства подобным образом.

В современной России, в частности в Петербурге, который по праву можно назвать крупнейшим центром отечественной и мировой культуры, акты арт-вандализма происходят регулярно. Нападения уже совершались и в Летнем саду, и в парках Петергофа, и даже в Эрмитаже. Один из излюбленных предметов вандалов в Северной столице — барельефы русалок на Садовой улице. Им заклеивали рты, делали макияж, подрисовывали слезы и тд. Некоторые даже назвали это проявлением современного искусства.

Важно понимать и разграничивать, какая бы цель не стояла за порчей полотен, статуй и барельефов — это всегда вандализм. Вандализм по отношению к искусству — это намеренное повреждение произведений. 

Увековечить имя или получить срок

Сегодня существует несколько видов ответственности за порчу предметов искусства. Во-первых, это гражданско-правовая. Вредителя обяжут компенсировать ущерб и оплатить восстановление объекта искусства. Неважно, случайно или специально был нанесен вред творению. Во-вторых, это административная ответственность.

«За уничтожение или повреждение объектов культурного наследия грозит штраф в размере от 500 000 до 20 000 000 рублей. За уничтожение или повреждение особо ценных объектов культурного наследия, включенных в список всемирного наследия — от 1 000 000 до 60 000 000 рублей. А уничтожение или повреждение объектов, составляющих предмет охраны исторического поселения, влечет за собой наложение штрафа на граждан от 15 000 до 200 000 рублей, на должностных лиц — от 20 000 до 400 000 рублей, на юридических лиц — от 200 000 до 5 000 000 рублей», — поясняет Оксана Васильева.

И, в-третьих, это уголовная ответственность. Уничтожение или повреждение объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, выявленных объектов культурного наследия, природных комплексов, объектов, взятых под охрану государства, или культурных ценностей, наказываются:

  1. Штрафом до 3 000 000 рублей или в размере дохода осужденного за период до 3 лет;
  2. Обязательными работами на срок до 400 000 часов;
  3. Принудительными работами на срок до 3 лет;
  4. Лишением свободы на срок до 3 лет.

За уничтожение или повреждение ценных объектов культурного наследия народов Российской Федерации, объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, включенных в Список всемирного наследия, историко-культурных заповедников или музеев-заповедников либо в отношении объектов археологического наследия, включенных в единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) народов Российской Федерации, или выявленных объектов археологического наследия грозит:

  1. Штраф до 5 000 000 рублей или в размере дохода осужденного за период до 5 лет;
  2. Обязательные работы на срок до 480 часов;
  3. Принудительные работы на срок до 5 лет;
  4. Лишение свободы на срок до 5 лет.

От ущерба зависит квалификация деяния и вид ответственности (административная или уголовная, например).  Он рассчитывается экспертом, у которого есть специальная лицензия.

Компенсация будет выплачиваться владельцу объекта культуры или архитектуры. Это может быть автор (художник, скульптор), третье лицо или организация, которой он передал свои исключительные права.

Третьяковская галерея, впрочем, так и не получила компенсацию от Игоря Подпорина, который в состоянии алкогольного опьянения повредил картину Ильи Репина «Иван Грозный» в мае 2019 года (холст оказался разодран в трех местах). Впоследствии его приговорили к 2,5 годам колонии общего режима, а музей подготовил иск на 20 млн рублей.

Охранника «Ельцин-центра» Александра Васильева, который нарисовал глаза абстрактным фигурам на картине Казимира Малевича, также не стали наказывать рублем. Его приговорили к 180 часам обязательных работ и принудительному лечению у психиатра.

Какими бы мотивами не руководствовался вандал — привлечь внимание к проблемам экологии, указать на ошибки власти или «осовременить» историческое полотно — это всегда намеренное осквернение предмета искусства.

Источник изображения: социальные сети Just Stop Oil

Рекомендуем

Авторский взгляд

Игры со смертью: кто несет ответственность за случайную гибель в театре и кино

К смерти героев на экранах и сценах зрители уже давно привыкли. Но истории о реальной гибели на съемочных площадках, концертах и спектаклях все еще вызывают шок и ужас. Кто несет ответственность за случайную смерть артиста или сотрудника, на какую компенсацию могут рассчитывать родственники погибшего и в каких случаях не виноват будет никто? Ответы на эти и другие вопросы — в авторской колонке юриста практики «Интеллектуальное право. Трудовые отношения и споры» юридической фирмы «Лемчик, Крупский и Партнеры» Андрея Францева.

Статья

Преюдиция суда в уголовном, гражданском и арбитражном процессе

Независимо от того, о каком процессе идет речь — уголовном, гражданском, арбитражном — суд обращает внимание в первую очередь на доказанные факты, которые не носят оценочный характер. Закон позаботился о том, чтобы эти реальные обстоятельства того или иного дела впоследствии могли использоваться для рассмотрения других споров без дополнительной проверки. Это и есть преюдиция.

Статья

Преюдиция суда в уголовном, гражданском и арбитражном процессе

Независимо от того, о каком процессе идет речь — уголовном, гражданском, арбитражном — суд обращает внимание в первую очередь на доказанные факты, которые не носят оценочный характер. Закон позаботился о том, чтобы эти реальные обстоятельства того или иного дела впоследствии могли использоваться для рассмотрения других споров без дополнительной проверки. Это и есть преюдиция.

Нужно хоть что-то написать