Автоматизированное правоприменение: может ли ошибаться искусственный интеллект

Автоматизированное правоприменение уже не новое явление в мире, где непрерывно развиваются цифровые технологии. При этом оно остается малоизученным феноменом. Об особенностях применения институтов машиночитаемого права и спорных нюансах советник адвокатского бюро Елена Авакян рассказывает в лекции Legal Academy.
Время прочтения: 5 минут

Что такое автоматизированное правоприменение?

Автоматизированное правоприменение — это применение нормы права без участия человека.

Есть алгоритм, который оценивает норму права и применяет ее, привлекая лицо к ответственности в зависимости от обстоятельств.

Самый простой пример автоматизированного права — штрафы за нарушение ПДД. Специальные датчики отслеживают, в том числе скорость передвижения автомобиля, движение по полосам. Камеры фиксируют нарушения. После этого составляется административное дело, создается проект постановления, который подписывается электронной подписью. Таким образом, формируется автоматическая административная ответственность.

Ошибаются даже машины

В этой, казалось бы, отлаженной системе есть и недостатки. Иногда камеры могут зафиксировать нарушения, которых не было. Сплошную линию может пересечь не автомобиль, а его тень. Водителю может прийти штраф за нарушение правил парковки, хотя авто могло просто остановиться на светофоре. Человек бы различил такие нюансы, но не механизм.

«Камера фиксирует поведение человека, но она его никак не оценивает. Сейчас есть камеры, которые фиксируют только движущиеся объекты. Алгоритмы учатся распознавать лица, сопоставлять данные с базами, распознавать человека с оружием. Часто алгоритм ошибается. Например, мы можем увидеть, как идет человек по лестнице, останавливается, что-то трогает. Возникает вопрос, что он делает: ищет ключи или взламывает дверь? Даже человек с трудом может сделать правильный вывод, а он должен быть однозначным», — отмечает адвокат.

На грани безопасности и неприкосновенности частной жизни

Еще один нюанс, который всплывает при обсуждении автоматизированного правоприменения, — баланс между безопасностью и неприкосновенностью частной жизни.  

«Если в своей квартире человек варит какие-то запрещенные вещества, хотело бы общество знать об этом? Да. Имеем ли мы право поставить в вентиляцию соответствующие датчики? До какой степени, в каких ситуациях мы можем применять такие нормы?», — рассуждает Елена Авакян.

По ее словам, пока сферы, в которых применяется автоматизированное право, жестко ограничены — дорожное движение, нарушения в общественном транспорте, социальные нарушения.

Судопроизводство «в цифре»

Автоматизированное правоприменение дает возможность провести цифровую трансформацию правосудия. Оно позволяет алгоритмизировать действия при судебном процессе и показывает наиболее вероятный ответ относительно возможного исхода дела.

В результате в суде останутся только те дела, в которых стороны не согласны с решением алгоритма.

«У сторон не будет оснований для конфликта, они увидят предопределенность решений. Таким образом, мы решаем и проблему загруженности судов, и проблему доступности правосудия», — добавляет лектор.

Впрочем, до цифровизации судопроизводства в России пока далеко. Как отмечает Елена Авакян, для этого необходимо, во-первых, выстроить систему рассмотрения линейных алгоритмизированных дел. Такие дела, по ее мнению, должны выйти в административную практику т.е. не рассматриваться судом. Во-вторых, предстоит поменять механизмы работы с доказательствами.

«В других странах огромное время посвящают анализу документов. Как можно проанализировать десять миллионов писем? Какими программными продуктами мы будем пользоваться? Это еще одна проблема, которую надо решить», — уточнила Елена Авакян.

Специалист также подчеркивает: такие алгоритмы должны быть понятны, в том числе потенциальным нарушителям, в отношении которых применяется автоматизированное правоприменение. Еще одна задача в этом случае — повысить доверие общественности к таким механизмам. Для этого необходимо, чтобы весь массив данных, видеозаписи и аудиозаписи судебных заседаний, был доступен для граждан.

«Степень информированности резко снизит конфликтность. Часто в налоговых спорах выясняется, что человек до суда понятия не имел о том, что должен был уплатить небольшой штраф. В таких случаях нет смысла в суде. Неурегулированность вопроса информирования населения делает плохое дело. Все должно фиксироваться на портале госуслуг: если я взял кредит, выдал доверенность, дал право на электронную подпись. Тогда человек сможет полноценно существовать в цифровом мире. Нам не придется никого наказывать, потому что осознание неотвратимости приведет к нежеланию совершать противоправные действия», — заключает Елена Авакян.

Узнать больше о нюансах автоматиизированного правоприменения можно, пройдя по ссылке.

Источник изображения: www.pexels.com

 

 

 

Рекомендуем

Статья

Есть ли будущее у искусственного интеллекта в сфере нормотворчества

Более миллиона нормативных актов принимают в России каждый год. Это неизменно порождает большое число юридических противоречий в них. В ручном режиме, используя лишь человеческий ресурс, проверить такой массив актов – задача труднореализуемая. Здесь на помощь мог бы прийти искусственный интеллект. Однако с ним в России не все так просто.

Статья

Цифровизация в нормотворчестве: настоящее и будущее. Вебинар Legal Academy

Пандемия COVID-19 показала необходимость в цифровизации не только бизнеса, но и нормотворчества. Внедрение искусственного интеллекта, который значительно может облегчить принятие законодательных актов, несет немало рисков. О них расскажут эксперты в рамках вебинара Legal Academy.

Статья

Цифра в законотворчестве. Справится ли искусственный интеллект без человека?

Цифровизация должна обеспечить полную прозрачность нормотворчества, позволить структурировать законодательство в стране и выявить противоречия нормативных актов. Правда, на пути к этим целям придется столкнуться с множеством вопросов, не только правового, но и философского характера. Что представляет собой будущее законотворчество в условиях цифровой экономики и какие риски могут возникнуть при цифровизации законодательного процесса, — рассказала эксперт Елена Авакян.

Нужно хоть что-то написать