Тайны зарубежных активов: мифы и реальность трансграничного банкротства

Выведение активов за рубеж нередко воспринимается должниками как гарант безопасности, а кредиторами – головной болью или полным фиаско. О реалиях современного положения дел трансграничного банкротства – в материале «Сферы».
Время прочтения: 12 минут

Выведение за границу капиталов – гарант безопасности

Подобные утверждения – миф. Времена полной недоступности заграничных активов остались в прошлом. «Конечно, и сейчас существуют способы надежно спрятать имущество в фондах и трастах, однако делать это становится все дороже и сложнее. Если должник не пользуется покровительством властных структур, то «достать» его становится возможным. Кредиторы становятся все более изобретательными, примером служит дело банкира Беджамова, за информацию об имуществе которого выплачивалась денежная премия», – говорит партнер Capital Legal Services Ирина Оникиенко.  

Как отмечает к.ю.н., доцент факультета права НИУ ВШЭ Елена Мохова, почти все юрисдикции сегодня стремятся сотрудничать в делах о банкротстве, в особенности если речь идет о мошенническом выводе активов в преддверии банкротства. По ее словам, система регулирования трансграничных банкротств строится на идее так называемого модифицированного универсализма, суть которой в том, что страны стремятся обеспечить трансграничный эффект для банкротного производства, обладающего признаками основного. Под этим понимается производство, которое было открыто в стране центра основных интересов должника (COMI – center of main interests of the debtor).

«При этом не исключается возможность открытия и дополнительных вторичных производств по критериям меньшего экономического присутствия должника – по его истеблишменту (establishment) или предприятию – месту, откуда должник осуществляет не носящую временного характера экономическую деятельность, охватывающую людей, товары или услуги. Соответственно, современный подход (и юрисдикции его использующие) пусть и не исключает, что банкротных производств может быть несколько, но при этом предполагает, что коллективное производство требует признания и содействия», – подчеркивает эксперт.

На сегодняшний день есть несколько инструментов для доступа к зарубежным активам должника, говорит Елена Мохова. В частности, это использование режима разрешительного признания, когда арбитражному управляющему нужно обратиться в суд признающего государства с заявлением о признании своего отечественного банкротного производства и запросить содействие для него. Такой подход, реализованный в Типовом законе ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности и в странах, его инкорпорировавших. «Это, например, США и Великобритания – оба государства были замечены в качестве локаций активов российских должников или контролирующих российских должников лиц. И есть положительные примеры признания российских банкротств в этих правопорядках (например, это дело господина Пойманова в США или признание банкротства господина Дерева в Великобритании)», – рассказывает эксперт.

Тем не менее, несмотря на развитие способов взыскания зарубежных активов, их нахождение в иностранных юрисдикциях существенно усложняет процесс поиска и обращения взыскания, уверен адвокат адвокатского бюро «S&K Вертикаль» Борис Романов. «Такая ситуация обусловлена интертерриториальными полномочиями российских органов принудительного исполнения, необходимостью добиваться признания и приведения в исполнение в зарубежных юрисдикциях вынесенных российскими судами судебных актов, особенностями законодательства зарубежных стран, в которых размещены соответствующие активы. Сложность выявления и обращения взыскания на зарубежные активы зависит от законодательства конкретных стран и наличия либо отсутствия соглашений о правовой помощи с Российской Федерацией», – отмечает адвокат. 

В делах о трансграничном банкротстве решения российских судов иностранным судам не указ

Данное мнение уже больше похоже на правду, хотя есть множество примеров, которые его опровергают. Вопрос признания решений иностранных судов по делам о банкротстве действительно стоит особняком, например, от того же вопроса признания решений судов по обычным коммерческим спорам.

Как рассказывает Ирина Оникиенко, при наличии между странами двустороннего договора или принципа взаимности исполнение в принципе возможно. «Однако необходимо учитывать и национальные особенности, например, Великобритании. Чтобы исполнить решение российского суда в Лондоне принципа взаимности (он работает) недостаточно, нужно проверить решение на соответствие принципам справедливости и так далее. В некоторых странах с исполнением плохо, например, в Финляндии российские решения практически не исполняются», – говорит адвокат. 

Ситуацию усложняет отсутствие у России двусторонних договоров с иными государствами, направленными на регулирование трансграничного банкротства, поясняет Иван Бабин. Соответственно, иностранные суды в отношении решений российских судов руководствуются своим национальным законодательством и, как правило, принципом взаимности.

«На текущий момент нельзя говорить о тесном взаимодействии между судами, речь идет не о выполнении поручении иного суда, а об оценке соответствия решения иностранного суда требованиям страны, у которой испрашивается экзекватура, и как следствие, об оценке принципиальной возможности признать решение. На данный момент существуют примеры признания решений по банкротным делам, однако кредиторы часто прибегают к инициированию самостоятельной процедуры банкротства в отдельной юрисдикции», – рассказывает Иван Бабин.   

При этом, как подчеркивает Елена Мохова, сама Российская Федерация не может похвастаться четкими и системными правилами признания иностранных банкротных судебных решений и тем более иностранных банкротных производств. «Это может отразиться на судьбе российских судебных актов в странах, поставивших признание банкротств в зависимость от взаимности (благо, США и Великобритания, где находились активы российских должников, не требуют доказательств взаимности при признании банкротств)», – считает эксперт.

Напряженные отношения между странами могут повлиять на успешность взыскания заграничных активов должника

Данный вопрос очень многогранен и зависит от многих факторов. С точки зрения Ирины Оникиенко, политика влияет на все сферы жизни, в том числе и на судебную практику. Так что отсутствие доверия между странами неизбежно приводит к «перекосам» при разрешении споров.

Елена Мохова также добавляет, что напряженные отношения между странами могут выливаться в санкционные ограничения. Это в свою очередь может повлиять на вопросы юрисдикции, на применение оговорки о публичном порядке как основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений, а также стать основанием для отказа в признании иностранных коллективных производств.

Несколько иного мнения придерживается Иван Бабин. По его мнению, в существующих реалиях, в которых вопросы признания зависят в первую очередь от судов, напряженность в отношениях формально не влияет на успешность взыскания заграничных активов. Так, некоторое время назад один из судов США, рассматривания заявление крупного российского банка, прямо указал, что напряженные отношения между США и Россией не препятствуют признанию судебных актов, приводит пример адвокат.

«Однако, при рассмотрении конкретных споров суды могут учитывать множество обстоятельств, в том числе усмотреть и политическую подоплеку дела, что воспрепятствует признанию и приведению в исполнение конкретного судебного акта. При этом политическая напряженность между странами препятствует развитию отношений, в частности существенно усложняет прямое урегулирование возможных спорных вопросов путем подписания соответствующего двустороннего договора между соответствующими странами», – считает эксперт. 

Заложенное имущество за рубежом приводит к коллизиям из-за правовых различий юрисдикций

Несоответствие и разрозненность банкротного законодательства разных юрисдикций действительно значительно усложняет взыскание. «К примеру – невозможность обращения взыскания на единственное жилье должника, определенный процент дохода, социальные выплаты. Существующие в иностранных юрисдикциях ограничения такого рода зачастую не принимаются во внимание российскими судами в делах о банкротстве. Возражения относительно противоречия иностранного судебного акта императивным правовым нормам юрисдикции, в которой судебной акт исполняется, могут быть заявлены должником уже в зарубежном суде, в процессе по признанию и приведению в исполнение судебного акта», – объясняет Борис Романов. 

Еще более сложная ситуация возникает, когда дела о банкротстве одного и того же лица возбуждены и рассматриваются в разных юрисдикциях, считает адвокат. В этой ситуации возникает конфликт правовых норм непосредственно в делах о банкротстве, в связи с чем в параллельных делах о банкротстве могут быть приняты разные решения, в том числе относительно имущества, на которое может быть обращено взыскание.

Решение для преодоления подобных коллизий эксперты видят только одно – изменения на законодательном уровне. Это касается и создания адекватного регулирования трансграничных банкротств, и заключения международных договоров и соглашений относительно подсудности дел о банкротстве, регулирующих единообразный подход стран к ключевым аспектам процедур банкротства.

Как преодолеть все препятствия и правильно действовать при трансграничном банкротстве?

Хотя в последние годы найти ту или иную информацию о должниках и взыскать заграничные активы становится все проще, многие проблемы все еще остаются существенными. Как действовать российским кредиторам в отсутствии регулирования трансграничного банкротства в России? Кто может пойти и обратить взыскание за границей: кредитор или только арбитражный управляющий? Кто должен финансировать мероприятия по обращению взыскания? Как продавать имущество за границей? На эти и другие вопросы эксперты ответят в сессии «Банкротство состоятельных граждан: тайны зарубежных активов» на ПМЮФ 9 ¾. 

Спикеры обсудят источники данных, которые доступны арбитражным управляющим и кредиторам, общие вопросы методологии поиска, а также правила поиска, взыскания и продажи цифровых активов – криптовалюты, квазиденег, цифровых объектов, аккаунтов в соцсетях и виртуальных игр. Отдельно будут затронуты особенности поиска и обращения взыскания на активы российских граждан в Германии.

«Почему именно эта страна выбрана? Во-первых, потому что много российских бизнесменов выбирают Германию для работы и проживания. Во-вторых, эта страна является далеко не самой транспарентной с точки зрения раскрытия информации об активах. В-третьих, Германия традиционно славится своими правовыми институтами, поэтому интересно понять, какие правовые подходы к вопросам поиска активов должников и обращения взыскания на них там сейчас используются, какова судебная практика и так далее», – рассказывает управляющий директор – начальник управления принудительного взыскания и банкротства ПАО «Сбербанк» и модератор сессии Евгений Акимов. 

Как отмечает эксперт, с проблемами поиска активов за границей и обращением на них взыскания сталкивается все больше кредиторов. «Те вопросы, которые мы планируем обсудить, с нашей точки зрения, могут быть полезны многим юристам, представляющим интересы таких кредиторов.  Петербургский Международный Юридический Форум как нельзя лучше подходит для распространения таких знаний. И если все будут знать, как искать и взыскивать, то возможно у должников будет меньше соблазна что-то прятать от кредиторов», – резюмирует Евгений Акимов.  

«ПМЮФ 9 ¾: вакцинация правом» пройдет в режиме онлайн с 18 по 22 мая 2021 года. Участие в виртуальных дискуссиях примут руководители российских и зарубежных органов власти, ведущие юристы, ученые и представители крупного бизнеса. Полная программа форума и регистрация доступны на официальном сайте ПМЮФ.

Форум проводится при поддержке Президента Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации. Генеральный партнер ПМЮФ – «Газпромбанк» (Акционерное общество).

Источник изображения: jcomp - www.freepik.com

Рекомендуем

Статья

«Королевство кривых зеркал»: эксперты обсудили на ПМЮФ проблемы контролируемого банкротства в России

В чем особенности российской модели субординации требований, стоит ли выкупать требования кредиторов и что российскому банкротному праву стоит позаимствовать из международной практики – эти и другие вопросы эксперты рассмотрели в рамках сессии ПМЮФ 9 ¾ «Контролируемое банкротство: что делать миноритарному кредитору?».

Статья

«Наше глобальное решение – создание единой системы цифрового доверия»: эксперты о рынке Legal Tech в России

Где грань между цифровой демократией и цифровой диктатурой, где Россия находится на технологической карте мира и какой сценарий развития Legal Tech стоит нам выбрать – рассказали эксперты на сессии ПМЮФ 9 ¾ «Tech-барометр».

Статья

«Дьявол в деталях». Практические советы, как искать заграничные активы должников

Ежегодно кредиторы находят у должников недвижимое имущество на сумму 7 миллиардов рублей. Примерно та же сумма приходится на активы их зарубежных компаний, которые принадлежат бенефициарам, узнали аналитики Portal DA. С чего арбитражным управляющим стоит начать поиск информации о зарубежных активах и самих активов – рассказали эксперты на ПМЮФ 9 ¾.

Нужно хоть что-то написать

Закрыть модальное окно

Правовые консультации от экспертов Legal Academy

В «Сфере» мы публикуем полезные материалы для юристов и тех, кто обращается к ним за помощью. Но разобрать в статьях все правовые проблемы невозможно: каждая ситуация особенная и требует соответствующего подхода.

Если вы не нашли ответ на свой вопрос, наши эксперты помогут – проконсультируют устно или составят письменное правовое заключение по вашему запросу.

Для рассмотрения каждого запроса назначается практикующий юрист, который специализируется на соответствующей отрасли права. Вы получите достоверное, точное и полное разъяснение по заданному вопросу.

Обращаем внимание на то, что все консультации платные. Точная стоимость зависит от сложности ситуации и формата предоставления консультации (устно/письменно).

Все обращения к нашим специалистам строго конфиденциальны.

Вы можете направить запрос на консультацию одним из указанных ниже способов: