Создано и (или) распространено: что поменялось в законодательстве об иноагентах

Президент России Владимир Путин подписал закон «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием», который вводит для иностранных агентов новые запреты и реестры. Документ опубликовали на официальном портале правовой информации 14 июля. «Сфера» рассказывает, как увеличится объем регуляторной нагрузки на тех, кто оказался в списке.
Время прочтения: 8 минут

Что нового?

Закон вступит в силу 1 декабря 2022 года. Иноагентами смогут признать людей, которые находятся «под иностранным влиянием» и занимаются в России политической деятельностью, сбором военно-технических сведений о стране или распространяют сообщения для неограниченного круга лиц. Получать зарубежное финансирование для включения в список больше необязательно.

Также иноагентами могут стать российские или иностранные юрлица, общественные объединения, действующие без образования юрлица, иностранные структуры без образования юрлица, а также физлица независимо от наличия или отсутствия у них гражданства.

Органы публичной власти, политические партии, госкорпорации и религиозные объединения признать иноагентами не получится. Объединения работодателей и торгово-промышленные палаты, зарегистрированные в установленном законом порядке тоже.

Закон устанавливает создание единого реестра иноагентов (вместо существующих сейчас четырех). В списке будет подробная информация о каждом, указаны данные об основаниях приобретения такого статуса. Также планируется сформировать реестр физических лиц, аффилированных с иноагентами (физлица входящие в состав органов юридического лица или общественного объединения, признанных иноагентами, а также являющееся их учредителем, членом, участником, руководителем).

С 1 декабря 2022 года для иноагентов введут и новые запреты. Они не смогут преподавать в школах и вузах, работать на госслужбе, быть членами избирательных комиссий и организаторами любых публичных мероприятий, включая протестные. Кроме того, иноагентов лишат возможности получать финансирование от государства, участвовать в государственных закупках и вкладывать средства в стратегические предприятия в России.

Юристы и общественные деятели неоднозначно отреагировали на изменения в законодательстве. Так, например, политик Максим Шевченко в своем блоге обратил внимание на формулировку «находящийся под иностранным влиянием». По словам общественника, под этот термин можно «подогнать» очень многое. Например, неясно, стоит ли считать «влиянием» наличие у человека вида на жительство в другом государстве или второго гражданства. Он добавил, что в России есть множество ученых и специалистов, которые изучают культуру других стран, и они, согласно новому закону, тоже находятся под «влиянием».

В Совете по правам человека документ также подвергся критике. По мнению СПЧ, законопроект необоснованно расширяет возможность признания иностранными агентами.

Реестры иноагентов

На сегодня существуют четыре реестра «иностранных агентов».  Для каждого принято отдельное нормативное регулирование, разные процедуры и критерии включения.

Пожалуй, первым подобным был реестр «НКО, выполняющих функции иностранного агента». С 2013 года, по данным из открытых источников, в него внесено 217 организаций. 98 из них были исключены после ликвидации или реорганизации, 39 — после подачи заявления о прекращении иностранного финансирования и (или) политической деятельности, 5 — после удовлетворения жалобы на необоснованное или незаконное включение организации в реестр, 1 — после возврата имущества иностранному источнику. 73 НКО на сегодня остаются в реестре.

В перечень «незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции иностранного агента» внесено 8 проектов.

В реестр «иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента» входят 68 изданий, а в список физических лиц, признанных СМИ-иностранными агентами — 120 человек.  Также в конце 2020 года был принят закон, подразумевающий создание еще одного реестра исключительно для физических лиц. В него внесли 13 человек.

Требования к иностранным агентам

Внесение физического лица в список иностранных агентов обязывает минимум раз в шесть месяцев не только предоставлять отчёт о своей деятельности, но и о фактах расходования и использования любого имущества (включая деньги), полученного от иностранного источника. Вместе с тем, статья 8 Конвенции о защите прав ЕСПЧ, статья 23-24 Конституции РФ провозглашают неприкосновенность частной жизни, а УК РФ ставит ее под охрану, предусматривая уголовную ответственность за нарушение неприкосновенности.

«Нам уже знакомы случаи, когда определенному ограничению подвергается то или иное право: неприкосновенность частной собственности, право на свободу передвижения, всеобщее избирательное право и тд. С юридической точки зрения такая коллизия допустима в исключительных случаях, когда правоприменитель, взвешивая потенциальные риски и потенциальную пользу, допускает ограничение провозглашённых прав и свобод с целью «защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства»», — поясняет в беседе со «Сферой» адвокат, управляющий партнер юридической фирмы «Селютин и партнеры» Александр Селютин.

По его словам, в контексте обсуждаемой новеллы становится очевидным: в случае с физическими лицами-иноагентами законодатель посчитал последствия их деятельности для государства негативным. И этот риск, по его мнению, настолько опасен, что соблюдение незыблемости права на неприкосновенность частной жизни лиц, включённых в список, просто недопустимо.

Аналогичные правовые акты приняты и в других странах. Так, США допускают ограничение законных интересов и прав иностранных агентов, обязывая отчитываться о своих тратах. Однако на Западе к отбору подошли более взвешено: «иноагентами» признают только тех, кто действовал по приказу, просьбе, под руководством, контролем иностранного принципала или лица, чья деятельность прямо или косвенно контролируется, направляется, финансируется или субсидируется иностранным принципалом, непосредственно или через любое другое лицо, отмечает адвокат Селютин.

«В нашем же случае, чтобы узнать в себе иноагента и попасть в список Минюста, достаточно совпадения двух условий — получение денег из-за рубежа и занятие в России политической деятельностью в интересах другой страны. Возможность широкого толкования и применения этой нормы вызывает гораздо большее опасение, чем ограничение прав и свобод, на которое любое государство и так обладало исключительным монопольным правом в целях обеспечения своей безопасности», — резюмирует спикер.

Персональные данные

Россияне, включенные в реестры иноагентов, беспокоятся не только о передаче личной информации, но и сведений о других лицах, то есть, о нарушении закона «о персональных данных» (Федеральный закон от 27.07.2006 N 152-ФЗ (ред. от 02.07.2021) «О персональных данных». Ст. 7). Например, подавая отчет о доходах и расходах, иноагенты обязаны указывать данные близких и друзей, которые переводили им деньги. Даже если они, например, отправили вам небольшую сумму за кофе.

Необходимо отметить, что использование идентифицирующих гражданина сведений в любой сфере налагает на физическое лицо, госслужащего, компанию или индивидуального предпринимателя обязанность обеспечивать безопасность личных данных в течение всего периода обработки. Это требование прописано в ФЗ-152, как и необходимость несения определенной ответственности за распространение личных данных без согласия владельца.
 
Юристы отмечают, что опасаться иноагентам нечего и данные о третьих лицах, переводивших им те или иные средства, не утекут дальше ответственного лица в Минюсте — таково требование закона.
 
Хранить, использовать, дополнять, копировать, блокировать и совершать другие операции с персональными данными разрешено исключительно после того, как получено одобрение от субъекта. Причем человек должен дать официальное согласие в электронном либо письменном виде, предварительно ознакомившись с целями, методами, объемом и сроками обработки частных сведений.

Подавая декларации о доходах, иноагент подтверждает своё согласие на обработку предоставляемой информации. Однако с подобным положением согласны не все и отмечают, что в декларациях в принципе не должно содержаться информации о частных лицах, осуществлявших переводы. Минюст такое разграничение вряд ли когда-то устроит, отмечают эксперты. Выборочная отчетность не даст полного представления о лицах, «спонсирующих» иноагента. Кроме того, под видом сохранения персональных данных близкого частного лица может скрываться банальное умалчивание части дохода, в том числе от иностранного субъекта.

Мнения

Профессор Финансового университета при правительстве РФ, Доктор философских наук, член Союза журналистов России Дмитрий Винник считает, что действующие требования к иноагентам полностью себя оправдывают.

«Закон об иностранных агентах — это проявление глубочайшего гуманизма по отношению к людям, насаждающим риторику других стран в России, с точки зрения канонов античной демократии», — полагает Винник.

Директор Лиги безопасного интернета Екатерина Мизулина уверена, что ужесточение требований — это веяние времени.

СПЧ же в мае 2022 года указал на то, что фактически последствием признания лица иноагентом является ограничение в правах, которые гарантирует 29-я статья Конституции, так как выражение мнения по каким-либо вопросам общественной жизни «влечет за собой ограничения в социально-трудовых правах». В частности, физлицо-иноагент становится потенциально опасным для любого работодателя, поскольку работодатель также может быть признан иноагентом, попавшим под влияние такого работника.

Источник изображения: freepik.com

Рекомендуем

Статья

Зайти и не выйти: за что в России НКО дают статус иноагентов и как его отменить?

Из-за серьезных геополитических изменений тысячи российских НКО столкнулись со сложностями: массовой потерей пожертвований от своих доноров, трудностями при переводе денег, ростом цен на товары и услуги. Однако один из самых серьезных нынешних вызовов — риск попасть в реестр иностранных агентов. На сегодняшний день Минюст причислил к ним 81 некоммерческую организацию. «Сфера» разбиралась, какие квалифицирующие признаки необходимы для признания НКО иноагентом и можно ли оспорить этот статус.

Статья

«Нештрафуемые» габариты и утечка 230 млн личных данных: главные новости уходящей недели

Новые критерии получения ВНЖ в России за инвестиции, ужесточение наказания для иноагентов, массовые иски российских ТЦ к иностранным брендам. О главных новостях этой недели «Сфера» рассказывает в традиционном дайджесте.

Статья

Работа НКО в эпоху перемен. Практикум Legal Academy

Геополитические изменения оказали сильное влияние на некоммерческий сектор. Тысячи российских НКО столкнулись со сложностями: массовой потерей пожертвований от своих доноров, трудностями при переводе денег, ростом цен на товары и услуги, которые необходимы их подопечным.

Нужно хоть что-то написать