Нейросети в судебной системе: китайский симбиоз и российская тоска

В США, Китае и некоторых странах западной Европы судьи стали чаще прибегать к помощи нейросетей в ходе судебных процессов. В России использование искусственного интеллекта пока ограничивается подготовкой судебных приказов по взысканию налогов. Как используют нейросети в мировой практике и какие перспективы развития ИИ в отечественных судах, рассказывает «Сфера».
Время прочтения: 6 минут

Колумбийский прецедент

В начале февраля мир облетела новость о том, что судья Хуан Мануэль Падилья впервые в истории Колумбии воспользовался нейросетью ChatGPT при вынесении приговора. Падилья рассматривал вопрос о покрытии страховкой всех расходов на лечение ребенка-аутиста. С соответствующим запросом судья обратился к нейросети, на что получил положительный ответ, который совпал с его решением. Также он подкрепил свой приговор ссылкой на прецедент.

Часть коллег Падильи такой подход раскритиковали. Однако, по мнению, юриста, специалиста по банкротству Вадима Артемьева, шумиха, вызванная этой новостью, связана прежде всего с самой нейросетью ChatGPT, которой СМИ в последнее время уделяют много внимания, а не с влиянием ИИ на судебное решение.

«Законами Колумбии никак не регламентировано применение искусственного интеллекта в судах, но нет и прямого запрета. Ключевым в этом случае является то, что судья использовал ChatGPT с целью оптимизировать время, которое нужно потратить на составление решений после подтверждения информации ИИ», — уточняет эксперт в беседе со «Сферой».

В Китае использовать ИИ в судебных процессах начали ещё в 2016 году, обязав все суды страны унифицировать свои цифровые системы и подключить базы данных к единому центру. Такая практика позволила сократить среднюю рабочую нагрузку судьи более чем на треть и сэкономить гражданам с 2019 по 2021 год более 300 миллиардов юаней (45 миллиардов долларов США), что равно примерно половине всех гонораров адвокатов в КНР.

В 2022 году консультация с искусственным интеллектом при принятии решений для китайских судей стала обязательной. Нейросеть автоматически проверяет дела на наличие ссылок, а также рекомендует законы и постановления, наиболее отвечающие сути спора. Согласно новым правилам, если судьи не прислушиваются к рекомендациям ИИ, они должны письменно обосновать своё решение.

Активно нейросети используют также в судебных системах других стран. К примеру, алгоритм Recidivism models, который на основе статистических данных об осужденных создает прогноз совершения конкретным лицом рецидива, используется судьями при принятии решения более чем в 20 штатах США.

Тем временем, в Германии реализуется проект Smart Sentencing, основная идея которого заключается в унифицировании размеров наказания, применяемые разными судами. Нейросеть должна предлагать судье среднее значение, которое приняли за основу его коллеги, вынося вердикт человеку со схожими характеристиками за аналогичное преступление.

Применение ИИ в российских судах

В России применение нейросетей в судах пока находится в зачаточном состоянии. В 2021 году пилотный проект по использования ИИ был запущен в Белгородской области, где на трех судебных участках мировых судей нейросеть помогает сотрудникам в подготовке приказов по взысканию имущественного, транспортного и земельного налогов. В задачи ИИ не входит вынесение самого судебного приказа — только сбор документов и проверка реквизитов.

Прецедентов привлечения нейросети к консультации по вынесению судебных решений в РФ пока не было. 

Перспективы

По словам директора юридической компании «А.Лигал» Юрия Александрова, использование судами нейросетей в настоящий момент можно предположить только в качестве вспомогательного инструмента при оценке доказательств, к примеру, в виде получения судьей необходимой для дела информации.

«Это может быть поиск похожих изображений в Интернете в решении спора об авторских правах, либо проверки большого объема данных, например, при аппаратной обработке бухгалтерской либо налоговой отчетности для выявления противоречий и обстоятельств, требующих внимания. Но результаты работы нейросети в любом случае необязательны для суда и будут приниматься только в том случае, если с учетом обстоятельств дела и других имеющихся доказательств судья придет к выводу об их достоверности», — отмечает эксперт.

По мнению Александрова, первоначально нейросети возможно применять только в качестве суда первой инстанции, для сохранения возможности обжалования таких решений в апелляционнном суде с целью исключения ошибок и совершенствования работы алгоритмов ИИ.

В дальнейшем после усовершенствования нейросетей возможна передача для рассмотрения им и других, более сложных с точки зрения необходимости оценки, обстоятельств дел. Однако в любом случае должна быть сохранена возможность пересмотра таких решений «человеческой» судебной инстанцией.

«Применение нейросетей по уголовным делам по действующему законодательству также недопустимо. Такая возможность представляется крайне спорной, поскольку вряд ли искусственный интеллект сможет определить, был ли у человека умысел, проанализировать все обстоятельства по делу, определить психическое состояние обвиняемого в момент совершения преступления и другие обстоятельства, требующие субъективной человеческой оценки», — уверен эксперт.

С недопустимостью применения ИИ при вынесении решения по уголовным делам также согласен юрист Вадим Артемьев.

«Возможно, когда-нибудь придут времена, когда искусственный интеллект будет иметь такие же когнитивные способности, как и человек. Но, сейчас и ближайшие годы, он не должен применяться для вынесения решений вместо судьи. Максимум — для судебных приказов. Сознание судьи-человека при рассмотрении дела по существу позволяет учитывать не только положения законодательства, но и давать оценку различным философско-правовым категориям: от справедливости и гуманности до добросовестности», — подчеркивает эксперт.

В целом законодательные органы РФ и других стран мира обеспокоены проблемой правового регулирования новых информационных технологий. Подробнее эту тему в своем курсе «Цифровые технологии» и право на площадке Legal Academy разбирает советник практики «Административное право и законотворчество», адвокатское бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян.

Рекомендуем

Статья

Видеоконтент и борьба за таланты: новые тренды в юридическом маркетинге 2024 года

Внимание к трендам характерно почти для всех ниш экспертности. Мир меняется очень быстро: то, что было популярно и актуально год назад, сейчас уже может не работать. Директор по маркетингу и развитию бизнеса МЗС Светлана Лашук в рамках вебинара на площадке Legal Academy рассказала о популярных трендах в юридическом маркетинге на 2024 год.

Статья

Будущее ближе, чем кажется: ИИ как инструмент в юридическом маркетинге

Искусственный интеллект с каждым годом все сильнее проникает в различные сферы общества. Юридический маркетинг не стал исключением. Может ли ИИ помочь специалистам в работе и какие инструменты лучше использовать, рассказала директор по маркетингу и развитию юридической фирмы Светлана Лашук в рамках вебинара на площадке Legal Academy.

Статья

Защитите наши лица и голоса: почему закон в сфере ИИ просят ужесточить

Российские дикторы просят урегулировать правовые стороны технологий синтеза речи. Они направили обращение в Госдуму, а также создали несколько петиций, требуя защиты своих голосов, копии которых в последнее время создаются с помощью нейросетей. Некоторые приравнивают это к краже. «Сфера» поговорила с юристом, руководителем проекта «САМ в СУД» Любавой Трофимовой и узнала, как действовать, если внешность или голос становятся объектом интереса искусственного интеллекта.

Нужно хоть что-то написать