«Между беспощадной толерантностью и леденящим мракобесием нового варварства»: 10 цитат из новой лекции главы КС РФ Валерия Зорькина

«Сфера» публикует отрывки из лекции «Право и государство на перекрестке времен» председателя Конституционного Суда Валерия Зорькина, подготовленной специально к ПМЮФ 9 ¾.
Время прочтения: 11 минут

1. «Корректировка правового регулирования и правовые реформы как конструирование образа будущего, хотя и не являются панацеей от ошибок в планировании и развитии социальных процессов, вместе с тем необходимы для предотвращения или уменьшения негативных последствий перехода от одного этапа развития цивилизации к другому. На пути «прекрасного будущего» лежит не какой-то Ancien Régime и его носители. Для того, чтобы попасть в будущее, нужно каждый раз на каждом новом этапе развития обеспечивать оптимальное состояние правового социального государства. По мере развития цивилизации и усложнения форм общественного взаимодействия усложняется и правовое регулирование, которое должно адаптироваться к текущему уровню развития общества и государства. Правовой барьер приходится преодолевать каждый раз заново, на каждом очередном этапе развития, отстаивать цивилизацию права в борьбе против социального хаоса и многоликого праворазрушительства.

Очевидно, в изменившимся мире право уже не будет прежним. Но каким оно будет? И поскольку феномены права и государства неотделимы друг от друга, постольку мы должны задаться вопросом о том, каким будет и постковидное государство».

2. «В 2021 году исполняется 75 лет с момента вынесения Нюрнбергского приговора главным военным преступникам –– главарям гитлеровской Германии. Это событие важно не только потому, что фактически впервые в истории военные преступники, совершившие тягчайшие преступления против человечества, понесли наказание не в результате расправы, а в результате публичного судебного процесса. Мы не должны забывать о нем еще и потому, что тогда в Нюрнберге были осуждены реакционные утопические идеи, а вера в торжество разума была серьезно подорвана. Неслучайно искусство второй половины XX века так далеко ушло от привычной красоты и декоративности –– в мире, пережившем трагедию Второй мировой войны, по расхожему утверждению, это стало невозможным.

Таким образом, трансформация, отход от права модерна начинается уже тогда, в 1946 году. И поэтому Нюрнбергский процесс также важен для нас сегодня. Подчеркнем еще раз: процесс не только осудил главных военных преступников, которые понесли заслуженное наказание, он также стал отправной точкой для смены парадигмы восприятия права обществами, для переоценки роли отдельного исторического деятеля в истории, для признания ценности жизни человека и невозможности для кого бы то ни было безнаказанно попирать достоинство личности».

3. «Рациональным стремлением к высшему благу были мотивированы многие дороги в ад –– и евгенические опыты, и поражение в правах огромных групп населения, принадлежащих к какому-либо классу и расе, сегрегация и апартеид. Эти практические воплощения тоталитарных идеологий прошлого столетия есть не что иное, как отраженные в кривом зеркале идеи народного блага и возведенный в Абсолют рационализм. Такой тоталитарный рационализм не учитывает ни ценность отдельной человеческой жизни, ни важность поступательного развития, ни возможность эволюционных преобразований. Он стремится преодолеть одним махом все преграды и построить «светлое будущее» как можно скорее, уже в ближайшем завтра, не считаясь с жертвами».

4. «Сегодня, устав от релятивизма постмодернистского политически-волатильного права, многие общества приходят к осознанию, что право – это не «чистая» форма, нейтральная к ее содержанию, и что национальная правовая система не может функционировать – и, соответственно, правовое развитие общества невозможно – в отрыве от его исторической, моральной и ценностной основы. История по-прежнему движется, она никогда и не кончалась. Право глобализации, казавшееся средством от всех проблем общества, как показал опыт, приводит к новым проблемам, прежде не виданным. Ответом на вызовы постмодернистского права стала «большая идея» национальной идентичности, называемая в разных правовых системах по-разному, но в своей основе сводящаяся к некоторому возвращению к ценностному фундаменту, положенному в основу конституционной системы государства.

Резонно возразить, сказав, что доктрины сродни национальной конституционной идентичности –– это, дескать, ретроградные попытки остаться в прошлом, сохранить сложившийся status quo. Однако отказ от идеального в том числе и в праве чреват бессмысленностью регулирования (регулирование ради регулирования?!). Примеры мы часто видим в разного рода запретительных инициативах, которые не создают ничего, кроме информационного шума и вклада в сомнительные репутации субъектов, предлагающих тот или иной запрет. Очевидно, после катастроф XX века и множества примеров века нынешнего нельзя оставаться слепым идеалистом, какими были первые поколения строителей коммунизма в России. Но отказываться от каких-то целей и идеалов, потерять образ будущего тоже нельзя –– ведь это все равно, что слепоте предпочесть глухоту. Такой путь ведет в тупик бесправия, теряется сам смысл права как необходимого искусства, сводя право к инструкции по эксплуатации общества.

Решением поднятой проблемы – актуальность которой возросла в связи с нынешней ковидной пандемией – может быть смена парадигмы права –– переход к праву метамодерна (или нового модерна)».

5. «Право конкретного государства, в том числе России, отражает его общие закономерности развития и в то же время его культурные и исторические особенности, в которых в том числе и память о прошлых победах и поражениях, катастрофах и бесправии, праворазрушительстве и правотворчестве, застое и модернизации. Не случайно эта идея отражена в новой поправке к Конституции РФ (статья 67.1).

Важным представляется и то, что «идеология», «национальная идея» или иные подобные концепты, о которых так часто рассуждают и «слева», и «справа», – во многом кажутся рассуждениями о некоем прошлом или будущем «золотом веке». Между тем, идея права нового модерна должна состоять в отказе от нереализуемого прожектерства и архаических утопий, в признании целостности и единства своего прошлого, настоящего и будущего, в согласии о том, что все метаморфозы, которые претерпела наша правовая система и наше государство останутся неотъемлемой частью (аспектом) его идентичности. Именно эта идея отражена в обновленной в 2020 году Конституции Российской Федерации».

6. «Как давно сказано, право и государство изобретены не для того, чтобы устроить рай на Земле, но для того, чтобы наша жизнь здесь не превратилась в ад. Это, однако, не значит, что право нейтрально и безразлично к ценностям и идеалам. Право как искусство равенства и справедливости –– это неотъемлемая часть культуры общества. Как таковое, право не может быть отделено от других социальных явлений, прежде всего от идеалов, ценностей и принципов, которые лежат в основе человеческого общества и образующих его цивилизаций, стран и народов в их развитии с присущими им общими закономерностями и специфическими особенностями в то или иное историческое время».

7. «Подчеркну еще раз: история не так проста, как нам хотелось бы. Историческое время многомерно. Исторических часов, в том числе в России, много. На одних часах –– XXI век. Но на каких-то стрелка держится совсем на другой отметке. Именно это делает проблему нашего общего правового будущего (проблему цивилизации права) особенно трудной.

Сама по себе история едва ли способна кого-либо чему-либо научить. И все же исследование и обсуждение «исторической травмы» и определение ее влияния на нас сегодняшних –– процесс далеко не бесполезный. Игнорирование травм прошлого, влияющих на нынешнее наше настоящее, –– это, по выражению Гумбрехта (Hans Ulrich Gumbrecht), «историческая латентность», которая привязывает нас к неразрешенным в прошлом проблемам и недостигнутым целям. Это и есть tabula rasa (чистая доска) или white paper (белая бумага), то есть исторический пробел, попытка обнулить историческое время, действовать с чистого листа. И потому каждый раз, заново наступать на одни и те же грабли. В этом отношении каждый очередной «майдан» на постсоветском пространстве, пользующийся противоправными, антиконституционными средствами, заранее обрекает себя на исход и готовит почву для последующих неразрешенных конфликтов».

8. «Современному обществу приходится балансировать между беспощадной толерантностью и леденящим мракобесием нового варварства. Существует лишь одно средство не сорваться в пропасть с одной или другой стороны –– последовательная реализация верховенства права, принципов равенства и справедливости в жизни общества и государства, в социальном взаимодействии людей. Сохранить человеческую цивилизацию, в единстве ее прошлого, настоящего и будущего, можно ишь тогда, когда действующее право –– при всей изменчивости конкретного содержания и формы –– оно будет соответствовать этим принципам, потому что именно эти принципы составляют его неизменную суть».

9. «Государство, которое, как полагают идеологи глобализма, растворяется в глобальных интеграционных структурах, во время пандемии коронавирусной инфекции решительным образом продемонстрировало, что прогнозы о его отмирании оказались «несколько преждевременными». Оказалось, что только государство, будучи политической формой объединения общества (политический союз людей, проживающих на определенной территории под общей суверенной властью на основе права), способно решать сложнейшие задачи перераспределения ресурсов, мобилизации и разрешения острейших кризисов. В конечном итоге только государство может в полной мере защитить достоинство человека во всех трех предложенных Ароном Бараком аспектах: социально-ценностном, конституционно-ценностным и как неотчуждаемое право человека».

10. «Россия вновь стала сильным государством. Вместе с тем наша страна находится на переломном этапе своего развития. Правовой барьер Россия еще не взяла, а это значит, что переход к верховенству права и правовому социальному государству отнюдь не завершен. Переходный характер переживаемого нашей страной исторического периода как раз и является тем главным вызовом, на который нам предстоит найти ответ, адекватный его значимости и масштабу. Решение этой задачи требует мобилизации усилий не только всех органов власти современной России, но и всего российского общества».

Полный текст лекции опубликован на сайте ПМЮФ по ссылке.

Петербургский Международный Юридический Форум 9 ¾ проходит с 18 по 22 мая. Полная программа форума, регистрация и трансляция мероприятий Форума доступны на официальном сайте ПМЮФ.

Форум проводится при поддержке Президента Российской Федерации и Министерства юстиции Российской Федерации. Генеральный партнер ПМЮФ – «Газпромбанк» (Акционерное общество).

Источник изображения: С. Коньков/Фотохост-агентство ТАСС/ПМЮФ

Рекомендуем

Статья

Излишняя роскошь: получится ли выселить должника из дорогого жилья?

С апреля 2021 года идет обсуждение исполнительского иммунитета на единственное жилье должника: после последнего решения Конституционного суда у кредиторов появилась возможность претендовать на роскошные дома неплательщиков. Однако, юристам легче от этого не стало. Эксперт Евгений Зубков в своем вебинаре «Обращение взыскания на единственное жилье должника: опыт и современные тенденции» дает оценку развития этого направления.

Статья

Обращение взыскания на единственное жилье должника. Вебинар Legal Academy

Решение Конституционного суда о предоставлении кредиторам права реализовывать единственное жилье банкрота вызвало немало споров среди представителей юридического сообщества и простых граждан. Какие риски оно за собой влечет, ответит эксперт.

Статья

Providentia или о праве будущего в эпоху цифровизации. Лекция Валерия Зорькина

Председатель Конституционного суда Российской Федерации Валерий Зорькин ежегодно выступает с лекцией по актуальным направлениям права перед участниками Петербургского международного юридического форума. В этом году форум прошел в онлайн-формате, и лекция была опубликована на сайте ПМЮФ. «Сфера» приводит выдержки из нее.

Нужно хоть что-то написать