Границы, статусы и возможности: как ФАС защищает участников рынка

Сегодня экспертное сообщество замерло в ожидании разъяснений от Верховного Суда РФ по антимонопольному законодательству. Одни из самых острых вопросов для практиков – ведение антимонопольного расследования и доказывание в суде факта нарушения. От того, какому из порядков защиты прав потерпевших – административному или судебному – отдаст приоритет Федеральная антимонопольная служба, зависит исход дела. О границах полномочий государственного органа и преимуществах антимонопольного расследования рассказывает кандидат юридических наук, заведующая кафедрой коммерческого права и процесса ИЦЧП им. С.С. Алексеева при Президенте РФ Анна Сироткина.
Время прочтения: 6 минут

Особенности «пограничного режима» ФАС

Антимонопольное законодательство – это комплексная сфера, о составе которой теоретики до сих пор спорят. Применение антимонопольного законодательства на практике тесно связано с проблематикой оспаривания актов государственных органов.

Эксперт в области гражданского и процессуального права Анна Сироткина выделяет три аспекта, которые описывают границы полномочий по вмешательству в деятельность компаний антимонопольного органа:

  • разграничение антимонопольных и контрольно-надзорных полномочий;
  • ограниченное число составов, по которым можно вынести предупреждение (части 2 и 8 статьи 39.1 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции»);
  • определение границ предупреждений и предписаний, а также их исполнимости и точности.

Роль, в рамках которой может действовать ФАС, делится на контрольно-надзорную и в антимонопольную деятельность. Различия, как подчеркивает Анна Сироткина, заключаются в процедурах проверок, сбора доказательств и составов нарушений.

«Нарушения прав  (например, по Федеральному закону № 223-ФЗ) в основном сосредоточены в зоне организации и проведения закупки, то есть ее процедурной части. Нарушения, о которых говорит № 135-ФЗ «О защите конкуренции», претендуют на нечто большее по своим составам: необходимо доказать, что не только имело место процедурное нарушение, но это также повлекло последствия для развития конкуренции и ее состояния на рынке, а в определенных случаях и для потребителя. Пока судебная практика стоит на позиции, что, несмотря на оговорку в статье 17 Федерального закона № 135-ФЗ, контрольные полномочия орган осуществляет в первую очередь с учетом правил № 223-ФЗ. Но если будет усмотрено антимонопольное нарушение, то тогда ФАС может перейти на правила № 135-ФЗ», – отмечает Анна Сироткина.

Иск или расследованиенеравноценные стороны одной медали

Антимонопольный орган в отношении нарушителей законодательства в этой сфере может действовать в разных качествах – как инициатор административного расследования или участник в судебном процессе.

В качестве третьего лица. Если любому участнику рынка предъявлен иск другим лицом, ФАС имеет право участвовать в этом судебном процессе, связанном с применением и (или) нарушением антимонопольного законодательства (пункт 7 части 1 статьи 23 Федерального закона № 135-ФЗ «О защите конкуренции»). Привлекают антимонопольную службу в рамках исковых требований, когда, например, стороны спорят об условиях договора, и одна из них настаивает на навязывании ей невыгодных условий (статья 428 Гражданского кодекса РФ). Истец в этих случаях указывает в качестве дополнительного аргумента нарушение части 1 статьи 10 закона № 135-ФЗ.

Пункт 21 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» содержит разъяснение: арбитражный суд должен известить антимонопольный орган для обеспечения возможности его участия. Процессуальный статус того же ФАС при этом определяется исходя из характера спора.

«На практике в большинстве случаев суды привлекают антимонопольный орган со ссылкой на 51 статью Арбитражного процессуального кодекса РФ как «третье лицо без самостоятельных требований». Но так ли это? Как правило, тот же ФАС выступает в таких делах как своеобразный специалист, при этом не проводя предварительного антимонопольного расследования, не исследуя обстоятельства, не осуществляя анализ рынка. Он может дать только общие пояснения и видение, но не более того. Представить доказательства антимонопольный орган именно как третье лицо вряд ли может, хотя понятно, что суды могут принимать эти доказательства во внимание, но позиция ФАС крайне странная», – объясняет Анна Сироткина.

Данная практика привлечения антимонопольного органа, по мнению эксперта, влечет перегрузку как судов, так и антимонопольной службы.

В качестве истца. Согласно статье 53 ГК РФ, у антимонопольного органа есть полномочия подать иск. Однако экспертное сообщество отмечает, что антимонопольный орган использует этот инструмент не всегда релевантно. Больше шансов отреагировать и получить удовлетворительный результат в ряде случае, по словам Анны Сироткиной, у госоргана будет скорее в рамках административной процедуры, чем в качестве инициатора судебного процесса.

«Например, проведены торги с нарушением статьи 17 закона «О защите конкуренции», заключен договор, и он исполнен. Антимонопольный орган выходит с соответствующим иском о признании договора и его последствий недействительными. В этой ситуации маловероятно обеспечить эффективный анализ. В лучшем случае антимонопольный орган может применить такой вариант защиты, как признание данного договора ничтожным, что даст толчок для последующих административных санкций или применения, в частности, мер воздействия на уровне бюджетирования. Но сама сделка уже будет совершена», – поясняет свою позицию эксперт.

В качестве инициатора антимонопольного дела. Помимо возможности участвовать в судебном разбирательстве, ФАС может инициировать административное расследование. По мнению эксперта, этот путь позволяет уполномоченному госоргану действительно проанализировать состояние конкуренции на рынке.

На какие этапы можно разделить антимонопольное расследование? Чем отличаются административный и судебный порядки защиты прав потерпевших? Каковы требования к предписаниям антимонопольных органов? Эксперт в области гражданского и процессуального права Анна Сироткина отвечает в рамках вебинара на эти и другие вопросы.

Больше о границах полномочий и особенностях расследований антимонопольного органа – в вебинаре Анны Сироткиной.

Источник изображения: fas.gov.ru

Рекомендуем

Статья

«Shop или не шоп?»: иностранные слова могут подвинуть с вывесок

В Госдуме планируют ужесточить требования к публичному использованию заимствованных слов. Кого это коснется и какие санкции ждут тех, кто напишет на витрине coffee, а не кофе, — в материале «Сферы».

Статья

Влетели в историю: первое в России дело за отсутствие маркировки в Telegram

Федеральная антимонопольная служба (ФАС) возбудила дело по признакам нарушения рекламного законодательства в отношении основателя Telegram-канала «Мой Нижний Новгород». Менее чем за месяц надзорный орган насчитал в канале 16 публикаций без соответствующей пометки. Это первое дело об отсутствии маркировки рекламы в Telegram после вступления в силу 1 сентября штрафов за подобные нарушения. Эксперты считают, что дело может стать прецедентом, который заложит основу будущей судебной практики.

Статья

Дорогой токен: во сколько обойдется забывчивость при маркировке рекламы

В сентябре прошлого года в России начал действовать обновленный закон ФЗ-38 «О рекламе». Практически все онлайн объявления обязали маркировать, а затем отсылать в Единый реестр интернет-рекламы (ЕРИР). Компаниям и предпринимателям предоставили ровно год для адаптации к новым правилам, поскольку ответственность в виде штрафов за нарушения начала действовать только в сентябре 2023 года. Бизнес считает санкции закона беспрецедентными. Подробнее — в материале «Сферы».

Нужно хоть что-то написать