Вопрос вины: как судебная практика учитывает презумпцию понимания закона

Не только незнание, но и неправильное толкование существующих норм грозит гражданам административной ответственностью. При этом даже если не меняются сами нормы, то понимание их судами может меняться. Как работает постулат «незнание закона не освобождает от ответственности» на конкретных примерах, рассказывает кандидат юридических наук, доцент юридического факультета СПбГУ, независимый эксперт аттестационной комиссии Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленобласти Владислав Савиных.
Время прочтения: 7 минут

Две презумпции

Презумпция знания закона – это предположение о том, что граждане знают закон. Хотя такое утверждение не всегда соответствует реальности, это не мешает применять данную презумпцию. Причина проста – все нормативно-правовые акты подлежат официальному опубликованию, а соответственно у граждан есть возможность их изучить. Риск наступления негативных последствий вследствие незнания несут сами частные лица, объясняет Владислав Савиных.

«Презумпция знания закона охватывает собой и презумпцию его правильного понимания.  Конечно, недостаточно просто знать нормы, чтобы соотнести с ними свое поведения и исполнить, необходимо также адекватно воспринимать их содержание. Государство вправе применять нормы и наказывать за их невыполнение, именно потому что основывается на обоснованном предположении, что частные лица понимают эти нормы и имеют реальную возможность их исполнить», – поясняет эксперт.

Однако относительно презумпции понимания закона не все так просто. Толкование норм в современных условиях предполагает различные варианты, подходы могут отличаться даже внутри одного округа. Даже Верховный Суд РФ меняет свои позиции в течение времени по поводу одних и тех же норм, что является, основанием, подчеркивает Владислав Савиных, для пересмотра уже вынесенных судебных актов по новым обстоятельствам. Однако, адресаты правовых актов, по словам эксперта, вынуждены действовать в условиях неполной определенности.

Крутые повороты судебной практики

Казенное учреждение нанимает на работу бывшего государственного служащего, приводит пример Владислав Савиных. Возникает вопрос – обязана ли такая организация во исполнение законодательства о противодействии коррупции уведомить государственные органы, где ранее работал новый сотрудник? Или же тот факт, что учреждение создано публично-правовым образованием (не является частной компанией), исключает возникновение коллизии частных и публичных интересов?

По этому вопросу судебная практика, как отмечает эксперт, несколько раз менялась:

  • Первый этап – до 2016 года считалось, что уведомление необходимо, поэтому судебная практика допускала привлечение к административной ответственности за несоблюдение процедуры;
  • Второй этап – в 2016 году Верховный Суд РФ пришел к выводу, что коррупционных рисков в такой ситуации нет, и при найме бывшего госслужащего казенное учреждение отправлять уведомление не обязано (пункт 3 Обзора судебной практики по делам о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 19.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях);
  • Третий этап – в 2017 году ВС РФ изменил позицию, сделав вывод, что коррупционные риски присутствуют везде и всегда. Новый подход предполагает необходимость уведомления даже в том случае, если бывший государственный служащий устраивается в казенное учреждение и вообще в любую организацию независимо от ее организационно-правовой формы (пункт 5 Постановления Президиума Верховного Суда РФ от 28.11.2017 №46 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судьями дел о привлечении к административной ответственности о статье 19.29 Кодекса РФ об административных правонарушениях»).

Проблема защиты прав частных лиц при изменении устоявшихся подходов к судебной практике не раз становилась предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ, отмечает Владислав Савиных. Конституционный Суд, например, в 2010 году в постановлении от 21.01.2010 №1-П выдвинул тезис, согласно которому «недопустимо придание обратной силы толкованию правовых норм, ухудшающему положение подчиненной (слабой) стороны в публичном правоотношении».

«Однако в данном постановлении рассматривался вопрос о возможности отмены по новым обстоятельствам вынесенных судебных актов в связи с последующим изданием постановления Президиума Высшего Арбитражного суда РФ или постановления Пленума, содержащих иное толкование положений закона. В связи с этим Постановление КС РФ было воспринято судебной практикой как исключающее отмену уже вынесенных судебных актов, в случае последующего изменения судебной практики. Однако если дело еще не разрешено, то новое толкование <…> могло быть применено даже к тем правоотношениям, которые сложились до принятия соответствующих разъяснений», – поясняет Владислав Савиных.

Данную лакуну в 2017 году Конституционный Суд России закрыл в деле об обложении налогом на добавленную стоимость операций по реализации услуг по установке боновых заграждений. Судебная практика, по словам эксперта, здесь также совершила поворот: сначала такие операции освобождались от НДС, однако в результате принятия отказного определения Верховного Суда РФ все-таки стали облагаться этим налогом.

«КС РФ пришел к выводу, что новое толкование положений Налогового Кодекса РФ ухудшает положение налогоплательщиков, и поэтому может применяться только на будущее время, только к сложившимся налоговым периодам после изменения подхода (отказного определения ВС РФ). <…> Таким образом, по мнению Конституционного Суда РФ правильное толкование закона формируется у частного лица в результате не только прочтения текста правовой нормы, но и в результате изучения актов судебного толкования. Исходя из принципа поддержания доверия к закону и действиям государства, устоявшаяся судебная практика или разъяснения формируют у граждан правомерные ожидания о том, как должен толковаться закон и применяться к данному лицу в будущем», – комментирует Владислав Савиных.

Изменение подходов в судебной практике не может приводить к нарушению правомерных ожиданий частных лиц. Таким образом, директора из первого примера не могут привлечь к административной ответственности, если в момент трудоустройства бывшего государственного служащего суды фиксировали отсутствие необходимости направлять уведомление. Все последующие изменения позиции Верховного Суда РФ, по словам эксперта, не могут приводить к объявлению ошибочным толкования, которого придерживался руководитель казенного учреждения.

Подробнее о проблемах презумпции понимания закона в контексте контрольно-надзорной деятельности – в лекции Владислава Савиных. 

Рекомендуем

Авторский взгляд

«Сам себя закопал»: истории юристов, проигравших дела по вине клиентов

Каждому практикующему юристу известны случаи, когда дело обречено на проигрыш из-за самого обвиняемого. Ответчики порой не умеют себя контролировать: слишком сильно расслабляются и болтают лишнее, не могут сдерживать эмоции или стараются «выехать» к победе за счет неуместного эпатажа. «Сфера» собрала истории специалистов, которые потерпели фиаско в суде по вине клиента.

Статья

Бизнес в России в период санкций. Вебинар Legal Academy

Для российского и международного бизнеса наступили нелегкие времена. Торговые санкции и ограничительные меры экспортного контроля негативно сказались на развитии многих сфер. Однако любые сложности — это возможности для развития. Чтобы управлять ситуацией и использовать для процветания компании все имеющиеся возможности, нужно вникнуть в некоторые юридические тонкости.

Статья

Что такое факсимиле?

Не всегда у участников делового оборота есть возможность проставить свою подпись на документах. В этом случае на помощь приходит факсимиле, то есть аналог собственноручной подписи. От латинского fac simile означает «сделай подобное», то есть полную копию. Разберемся в подробностях.

Нужно хоть что-то написать