«Включайте голову»: 7 ловушек, которые приводят адвокатов на скамью подсудимых

Как обезопасить себя в работе с клиентами, за какими действиями может последовать уголовное дело и какие риски несет «дружба» с доверителями, рассказывает юрист Светлана Мальцева.
Время прочтения: 10 минут

Адвокаты часто оказываются под ударом, когда занимаются защитой бизнеса, отмечает Светлана Мальцева. Причинами этому служат как общее «закручивание гаек» государством, так и недобросовестность доверителей. Эксперт выделяет несколько наиболее релевантных составов преступлений, по которым возбуждаются уголовные дела в отношении адвокатов.

Мошенничество. Адвокаты нередко становятся соучастниками в делах о незаконных действиях топ-менеджеров или представителей бизнеса, особенно в тех случаях, когда работа с конкретной компанией происходит на постоянной основе. Светлана Мальцева отмечает, что, например, в компаниях среднего звена адвокат в итоге может оказаться в качестве инхауса с собственным рабочим местом. И здесь кроется своеобразный подводный камень. 

«Адвокат попадает в первую ловушку сознания. Он начинает воспринимать компанию не как клиента, который находится где-то далеко в эмоциональном плане, а как свое рабочее место. И если он приходит туда как на работу – он занимает рабочее место, пользуется ресурсами компании, в том числе человеческими, он часто забывает о том, что есть определенные табу, которые не стоит нарушать. Например, возникает момент, когда нужно подготовить протокол общего собрания, заседания правления, финансового отдела, но как только адвокат становится частью компании, тут же включается механизм «а, раз руководителя сейчас нет, то мы потом задним числом подпишем» или «я подпись заместителя хорошо знаю, я могу расписаться за него». В этот момент, когда адвокат переступает тонкую грань и начинает играть по правилам компании, он получает неприятности, которые могут довести его до скамьи подсудимых», – комментирует Светлана Мальцева.

Она подчеркивает, что при этом свидетели в подобных делах играют куда более важную роль, чем прекрасно оформленные документы, а их показания помогут суду вынести обвинительный приговор. Именно поэтому очень важно соблюдать определенную гигиену во взаимоотношениях с клиентом и не брать на себя функции, которые не свойственны адвокату. 

Посредничество в даче взятки. Обвинение в посредничестве может возникнуть благодаря, например, компрометирующей беседе. Так, если в разговоре с клиентом адвокат упомянет о знакомстве со следователем или прокурором и возможности «решить вопрос» за определенную сумму, то за этим может последовать уголовное дело, подчеркивает Светлана Мальцева. При этом в ряде случаев «подставляют» своего защитника его же доверители. 

«Если клиент начинает идти на попятный и говорить, что может быть не заинтересован идти дальше или расходы достаточно велики, в этот момент в сознании очень многих адвокатов происходит ловушка. Адвокат понимает, что до масштабной победы по всем фронтам осталось совсем чуть-чуть, но нужно поднажать и уже все решить. И тут начинается та тонкая грань, которая отделяет мошенничество со стороны адвоката или решение проблемы неправовым путем с помощью взятки от законных действий. Здесь нужно понимать, что ваш клиент может играть против вас», – говорит Светлана Мальцева. 

Эксперт объясняет, что клиент – даже очень давний и проверенный – может продолжать деловое и дружелюбное общение, однако одновременно работать с правоохранительными органами. Поэтому, предупреждает юрист, стоит обращать пристальное внимание на странности в поведении клиента – резкую смену позиции (например, от нежелания продолжать дело до конкретных и, возможно, неправомерных, предложений), провоцирующие вопросы, компрометирующие предложения. Если это происходит, то есть вероятность, что беседу записывают. При этом, напоминает Светлана Мальцева, судами принимаются в качестве доказательств виновности даже записи, сделанные на мобильный телефон, при этом без указания источника записи. «Да, это парадокс, это нонсенс, такого не должно быть никогда, но, к сожалению, такие факты есть», – подчеркивает она. 

Светлана Мальцева также советует подробно фиксировать в договоре об оказании услуг действия, которые планируется предпринять, в том числе «околоформальные». В качестве примеров таких действий можно назвать пиар-кампанию, создание скандального инфоповода в социальных сетях и другие услуги, которые не являются строго юридическими. 

Вымогательство. Обвинения в вымогательстве вполне могут стать результатом напряженных или эмоциональных переговоров, отмечает эксперт. В силу темперамента или конфликтной ситуации адвокаты могут перейти к оскорблениям или конкретным угрозам, обвинениям в каких-либо правонарушениях, в том числе связанных с профессиональной деятельностью. Если адвокат уверен в позиции своего клиента, то это вряд ли приведет к потере репутации, но рисковать этим не стоит. 

«Избегайте угроз применения насилия, разглашения каких-либо сведений. Если вы в чем-то сомневаетесь – в том, что реально имущество принадлежит вашему доверителю, в документах, которые были предоставлены для разрешения конфликта, – обязательно воздерживайтесь от каких-либо резких высказываний в адрес ваших оппонентов, потому что в противном случае вы можете быть обвинены в вымогательстве, и ни к чему хорошему это не приведет», – комментирует Светлана Мальцева. 

Подкуп или принуждение к даче показаний. Светлана Мальева отмечает, что хотя эти составы можно назвать латентными, в российской практике существует определенная доля приговоров по ним. В данном случае получить показания против защитников совсем просто – правоохранителям достаточно «выкрутить руки» нечестному свидетелю, чтобы он сообщил, кто и зачем попросил его выступить в суде определенным образом. «Вы должны реально понимать, что как бы ни было заманчиво договориться со свидетелями или экспертами, чтобы определить дальнейший ход процесса, это очень сильно чревато», – комментирует Светлана Мальцева. 

При этом эксперты, подчеркивает юрист, – «тонкий, но благодатный лед», особенно в гражданском процессе. «Как бы вам ни хотелось получить красивое заключение специалиста, чтобы с ним выиграть дело, с этим нужно быть аккуратным. Не пытайтесь манипулировать и не пытайтесь предоставить заключение, которое будет воспринято негативно», – говорит она. 

Фальсификация доказательств. Адвокаты не всегда проверяют подлинность документов, которые были предоставлены клиентом. Так, Светлана Мальцева приводит в пример кейс, когда адвокат начал работу с клиентом по взысканию долга на основании расписки. Договор не был заключен, поскольку он находился в другом городе, и общение с доверителем происходило по электронной почте и телефону. В ходе судебного процесса выяснилось, что расписка была подложной, а когда адвокат предъявил претензии клиенту, тот стал утверждать, что не предоставлял никаких документов вообще. 

Однако в некоторых случаях адвокаты самостоятельно занимаются «исправлением» доказательств. Среди таких исправлений может быть изменение даты, удаление части текста, изменение имен или подписей. Светлана Мальцева отмечает, что сегодня доказать факт фальсификации или подделки легко с помощью экспертного исследования, в том числе определить давность создания документа, например расписки, договора, подписи под договором или печати. 

Разглашение данных. В эту категорию входят и данные предварительного следствия, и профессиональная тайна. В первом случае Светлана Мальцева предлагает воспользоваться собственным лайфхаком - не давать подписку о неразглашении. 

«Я в таких случаях пишу, что не считаю необходимым давать подписку о неразглашении, ввиду того, что я, как адвокат, связана адвокатской тайной и не имею права в силу своего статуса разглашать данные, ставшие мне известными, в том числе в ходе защиты по делу. Мы также часто используем такой момент – просим разъяснить, что конкретно мы не можем разглашать. Есть моменты, о которых адвокат может говорить», – рассказывает Светлана Мальцева. Она отмечает, что в большинстве случаев следователям с такой позицией приходится согласиться. 

Что касается профессиональной тайны, то здесь эксперт рекомендует заранее обговаривать с доверителем, какую информацию он не хотел бы распространять публично. Такой вид разглашения может привести к лишению адвокатского статуса, однако чтобы инициировать эту процедуру, клиенту придется обратиться в адвокатскую палату самостоятельно. Но есть и случаи, когда сделать это за него могут другие лица. В пример Светлана Мальцева приводит защитника актера Михаила Ефремова – Александра Добровинского. Инициатором лишения его адвокатского статуса стало Министерство юстиции. Адвокатская палата Москвы приняла соответствующие меры, однако в качестве оснований использовала не разглашение адвокатской тайны, а высказывание юриста о подсудимом и его действиях. Именно поэтому, подчеркивает Светлана Мальцева, юристам необходимо помнить о корректности во время выступлений на публике и избегать резких высказываний или обвинений. 

Больше о том, как обезопасить себя и какие меры применять в работе, чтобы не оказаться обвиняемым в уголовном деле – в вебинаре Светланы Мальцевой «Как не поплатиться добрым именем? Уголовные и репутационные риски адвоката при защите бизнеса».

Иcточник изображения: Arek Socha / Pixabay

Рекомендуем

Авторский взгляд

Защита беззащитна. 6 историй адвокатов о нарушении профессиональных прав

Нарушение адвокатской тайны, вызов адвоката на допрос в качестве свидетеля, недопуск к обвиняемому в СИЗО, угроза пыток по отношению к доверителю, применение физической силы представителями правоохранительных органов — все это реалии адвокатской деятельности в России. С какими нарушениями сталкиваются профессионалы, как они с ними борются и что может помочь изменить ситуацию — в материале «Сферы».

Статья

Кэпы, почасовка, авансы: о «работающих» и «неработающих» вариантах оплаты юридических услуг в России

Еще несколько лет назад почасовая оплата и другие альтернативные виды оплаты юридических услуг вызывали у многих непонимание – большинство предпочитало старую-добрую фиксированную стоимость за проект. Однако денежные отношения в юридической сфере постепенно меняются. Какой вид оплаты сегодня наиболее удобен для юристов и их клиентов, какие варианты выплат лучше всего предлагать иностранным специалистам и почему «почасовка» в России не в чести – рассказали практикующие юристы.

Статья

Правовой ликбез: как защититься от уголовного задержания?

Для задержания подозреваемого не всегда требуется решение суда, а правила его проведения не регламентированы законом, поэтому то, как пройдет этот процесс, сильно зависит от его исполнителей. Об основаниях процедуры и методах защиты прав задержанных рассказывает кандидат юридических наук, доцент Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ Андрей Гольцов.

Нужно хоть что-то написать